Сегодня: 19 мая 2021 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 21:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1188

Россия и Эстония:

Комментарии (0)  |  02.02.2002 12:41


Россия и Эстония:

Национальный вопрос был и остается одним из важнейших в жизни России. Особенно в последнее десятилетие, после развала СССР и формирования основ новой политики. Уже забыты обещания бывших руководителей как Российской Федерации, так и независимых государств, что очень скоро после неизбежных трудностей положение дел улучшится и все убедятся в преимуществах реформ.


Сергей ПУРТОВ,
исполнительный директор Социально-экономического фонда поддержки
соотечественников «Интеграция»


Не буду касаться реальных причин происшедшего. Это дело истории. Со временем она расставит все по своим местам.
Просто попытаемся коснуться «больных» проблем.
Развал СССР послужил мощным толчком к экономической, политической и духовной дезинтеграции: многолетние социальные и социально-экономические связи оказались искусственно разорванными. Иллюзорные мечтания о том, что каждое отдельно взятое общество немедленно воспарит к вожделенным высотам счастья и процветания, еще долго питали гражданское сознание.
ЭкономиЧеские реформы всегда преследовали цель уменьшить зависимость государств ближнего зарубежья от России. В Эстонии, на мой взгляд, имела место сознательная ликвидация производств, ориентированных на кооперацию с Россией и связанных с получением от нее технологической, технической и иной помощи. Стремительно возросло число торговых партнеров из стран Запада. Может, ошибаюсь, но такая политика приблизила Эстонию к черте, за которой - перспектива утраты всего прежнего научно-производственного потенциала молодого государства.
Да и в самой России, проводившей неолиберальный курс реформ, серьезно возросла опасность экономического краха. Так, по данным Института социально-политических исследований РАН, по 20 основным показателям, принятым в международной практике, Россия вышла за пределы «красной черты», за которой не только утрата экономической самостоятельности и государственной безопасности, но и возможен распад государственности как таковой.
Новорожденные государства встали перед выбором: либо ориентироваться на экспортно-сырьевой курс своего экономического развития, либо избрать курс на опережающую модернизацию своей экономики.
Что же избрала ЭстониЯ? Таллинн, если коротко, рассуждал расчетливо. Есть архиважная задача вхождения республики в цивилизованное европейское общество. Для этого необходимо, во-первых, стремительно откреститься от всего, что связывало с прошлым, с Россией, и прежде всего, через свою политику. А во-вторых, весь хозяйственный комплекс республики передать в руки частного капитала, западного.
Дробление эстонского рынка подразумевало возникновение сильных и влиятельных социальных региональных групп, процветающих за счет дезинтеграции постсоветского пространства. Именно эти группы, наберусь смелости утверждать это, по большому счету диктовали и будут еще долго диктовать правила игры в дележе государственной собственности.
Элементарная логика подсказывала, что без российской поддержки полезными ископаемыми и энергией всем новым государствам будет очень трудно. Эстонская Республика осталась только со своими горючими сланцами и без нефти, газа, других полезных ископаемых. Государство, но не влиятельные группы, как было отмечено чуть раньше. Г-да Сифф и Луукас, коллеги по нефтяному бизнесу Эстонии, от постсоветского раздрая только выиграли. Благодаря и их усилиям Эстония быстро превратилась в крупнейший регион транзита российской нефти, а Таллиннский порт стал на равных конкурировать по величине нефтегрузооборота с Вентспилсом.
Официальный Таллинн, зачастую с огромным политическим, экономическим и морально-нравственным ущербом для себя отказывался от того, что было нажито в совместной с Россией жизни. Более того, русскоязычная составляющая эстонского общества, и это не секрет, всегда была в первых рядах созидателей научно-экономического потенциала республики. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать: таким экономическим наследством дорожить и гордиться надо, на нем, на этом прочном фундаменте, нужно строить новое общество, а не отказываться от него, торгуя им и разрушая все почти до основания. Естественно, при галопирующем бракоразводном процессе резко возросла острота антирусского климата в республике, в которой около трети русскоговорящих людей.
Никогда нельзя стать уважаемым, тем более великим рядом с тем, кого ты при этом унижаешь и оскорбляешь. Это абсолютная истина, аксиома, которую неплохо бы усвоить многим политикам в бывших республиках Союза.
Объявление одной трети жителей, постоянно проживающих на территории Эстонии, иностранцами, и это официальному Таллинну хорошо известно, является прямым нарушением основополагающих принципов Всеобщей Декларации прав человека, а также Международного пакта о гражданских и политических правах. А коль скоро это так, то спрашивается, к чему эти эксперименты с языком? Неужели нельзя все делать так, как подсказывает здравый смысл? Да, эстонский язык нужно знать, Запад на это выделяет немалые деньги. Значит, принимая Закон о языке, нужно было учитывать и общественный дискомфорт этого переходного языкового периода; нельзя ограничивать в правах тех, кто эстонский, весьма непростой, кстати, язык, знает плохо. Значит, нужно дать некоторое временное послабление, и с правами некоренного населения - тоже, и предусмотреть это в Законе. Авторитет власти от этого не пострадает.
Немалая часть русскоязычных жителей Эстонии, какие бы препоны им ни ставились, навсегда останутся в республике, ведь они там родились, рано или поздно вольются на равных в эстонское общество как таковое, и государство от этого только выиграет.
А Что же РоссиЯ, как она реагирует на все это? Если ответить коротко, то традиционно, «по-русски». Россия, обленившаяся и привыкшая разбрасываться людскими ресурсами, по-русски отреагировала на эстонские эксперименты с языком и гражданством - ввела на границе режим двойного налогообложения. Причем было бы странно, если такие меры принимались бы «по уму». Двойное налогообложение, если и осложнило кому-то существование, то в первую очередь самим русскоязычным жителям Эстонии.
Политика России в сфере защиты прав русских в странах бывшего Советского Союза пассивна, маловыразительна, она не воспринимается как последовательная и твердая не только россиянами, живущими в бывших советских республиках, но и правительствами суверенных стран.
Нельзя обойти вниманием и положение русской диаспоры в Эстонии. Исход русских из Прибалтики крайне негативно сказывается на любых духовных проявлениях российских интересов, русской культуры, информационной политики в этом регионе. Утрачиваются важные точки соприкосновения. Кстати сказать, в том числе и поэтому ухудшение положения русских в бывших советских республиках отрицательно влияет на процессы интеграции на постсоветском пространстве. Ведь легче сближаться, когда есть какие-то взаимопронизывающие элементы жизни. Наличие в гражданстве России тысяч людей, этнически принадлежащих к «малым родинам» - сегодняшним самостоятельным государствам, и наличие русских диаспор в этих государствах - яркий тому пример. Эту очевидную истину, хочется надеяться, стали понимать и в России. В последнее время наметилась явная тенденция к сближению Украины и России. В рамках этого сближения официально объявлено, что 2002 г. для Украины будет годом России, и наоборот. Впервые президентом РФ заявлено, что в допущенных ошибках, приведших к разобщению двух братских народов, в немалой степени повинна бездарная внешняя политика российского государства. Москва пошла еще дальше, официально оформив украинскую диаспору в качестве общественного объединения, тем самым подготовив серьезный плацдарм для взаимовыгодной интеграции двух стран.
Важный элемент, серьезная составляющая любого современного общества - позиция официальной Церкви. В данном случае - Русской Православной Церкви, ее поддержка государственным институтом в эффективной работе с соотечественниками. Надо сразу оговориться, в России до сих пор не принято критически относиться к действиям руководителей Православной Церкви, и если критика и прозвучит, то это будет напоминать скорее крик одинокого в пустыне. Отчасти это связано с тем, что исторически Русская Православная Церковь считает себя абсолютно истинной и правильной, слишком гордой и великой, чтобы обращать внимание на что-то мешающее. Отчасти с тем, что действия патриарха не подлежат критике по той причине, что он является земным наместником Иисуса (положение, кстати, очень распространенное среди мировых религий). Однако где-где, а в России хорошо знают, к каким пагубным последствиям может привести постулат об абсолютной непогрешимости и правильности своих действий. Убежден, что и Русской Православной Церкви, в конечном итоге, придется многое переосмыслить в эффективности своей деятельности. А пока церковь по отношению к соотечественникам, на мой взгляд, повторяет те же ошибки, что и государство: много слов и заверений, но мало дела.
Справедливости ради следует отметить, что президент РФ В.В.Путин за два года сделал немало, чтобы распутать накопившийся клубок проблем, связанных с соотечественниками.
Важным событием стал проведенный в Москве съезд соотечественников, на котором президент публично признал серьезные просчеты и ошибки, сделанные официальной властью в работе с российскими соотечественниками. Очень хочется надеяться, что критический анализ ситуации с этническими россиянами, прозвучавший на съезде, выльется, в конце концов, в серьезнейшую государственную программу. С другой стороны, все мы очень хорошо знаем, что из себя представляет современный заматеревший чиновник, тем более чиновник администрации президента РФ. Администрация, поясню, всемогущая теневая структура, о которой в современной российской Конституции сказано буквально два слова. По сути - это аппарат, который обслуживает президента, и уже поэтому его функция очень ответственна. Но непонятна эффективность работы этой громоздкой структуры. Наш Социально-экономический фонд поддержки российских соотечественников «Интеграция» неоднократно выходил на администрацию с деловыми предложениями по совершенствованию этой работы. Тем не менее всегда один и тот же ответ - тишина.
Не могу обойти стороной еще один аспект, точнее - феномен современного состояния вопроса, связанного с соотечественниками. Имею в виду тех проходимцев, которые косяками едут в Москву, окучивая тему помощи бедным российским соотечественникам и, зачастую, небезуспешно для себя. Называть конкретные имена - слишком мелко, да и к теме статьи не имеет прямого отношения. Если понадобиться, мы их после назовем.
В заключение отмечу, что на территории бывшего СССР существует стремление к объединению. Однако спешка здесь недопустима, потому как получим, скорее всего, обратный эффект. Отношения между странами на постсоветском пространстве должны строиться на взаимном учете интересов, и с этим необходимо считаться. Необходимо также, с учетом сегодняшних реалий, четко определять границы реинтеграционной конструкции. Нет смысла надеяться на то, что Эстония попросится обратно, да это и ни к чему. Главное, чтобы при строгом соблюдении взаимных интересов с минимальными потерями и Россия, и Эстония создали мудрое, гуманное, современное гражданское общество.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee