Сегодня: 05 августа 2020 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 21:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1126

Непростая арифметика

Комментарии (0)  |  27.07.2001 08:35

До выборов президента

Эстонии остался ровно месяц.

Это - простая арифметика.

Все остальные математические

и психологические выкладки

на эту тему намного сложнее.

Борис ТУХ,

Глянцевый постер кандидата

На даче у меня телевизора нет. Приходится слушать радио. Так-то оно создает всего-навсего звуковой (шумовой) фон, но иногда из него вырывается нечто заслуживающее внимания.

Рыская по эфиру, я наткнулся на передачу Vikerradio, которая называлась Rahvateenrid («Слуги народа»). Передача уже началась, и кто эти двое, которые вели ее, я не знаю, а говорили они, естественно, о президентских выборах. Сетовали на то, что избирательная кампания у нас слишком уж американизируется, превращается в рекламное шоу. Вот одно издание (какое - не сказали) даже выпустило глянцевый постер с изображением кандидата от реформистов Тоомаса Сави.

Я попытался себе представить поклонника спикера, который готов прилепить этот постер на стену, рядом, допустим, с Мадонной или Элтоном Джоном - и не смог. Разве что развесят изображения кандидата в президенты во всех офисах Реформистской партии.

С визуальной рекламой вообще лучше бы поосторожнее. В 1996 году, накануне голосования в коллегии выборщиков, Eesti Ekspress вышел с портретом Сийри Овийр во всю обложку и слоганом: «Добро пожаловать, госпожа президент!». Надо ли напоминать, что Овийр выпала из игры чуть ли не сразу, во всяком случае, не позднее второго тура?

Всенародно или не всенародно?

В передаче слегка прошлись по «Президентскому турниру», который устраивает «Канал 2». Мол, ничего этот турнир не решает, это просто игра, устроенная частным каналом. Доля истины тут есть. Так как голосуют не избиратели, а парламентарии или коллегия выборщиков, то есть люди, которые руководствуются не личными симпатиями и не высокими идеями, а партийной дисциплиной и возможностью получить материальную выгоду от своего выбора, публичные дебаты играют очень незначительную роль. Точно так же, как поездки по уездам и волостям. Пеэтер Тульвисте очень активно провел в разных регионах shake-hand action, представляя свою книгу, но трудно сказать, какую пользу он от этого имел. Вот если бы президент выбирался напрямую народом...

Признаюсь, что я лично не знаю, как лучше выбирать президента - общенародным голосованием или так, как у нас принято. Всенародно избранный президент в государстве, которое является парламентской, а не президентской республикой, естественным ходом событий получил бы de facto большие полномочия, чем он имеет de jure. Потому что за него голосовали персонально и конкретно, а большая часть парламентариев заседает в Рийгикогу лишь потому, что имела хорошие номера в партийных списках. Если персональная квота около 4000 голосов, а член Рийгикогу набрал всего 64, как пресловутая Валентина Высоцкая, может ли он считать себя народным избранником?

Впрочем, как сказал герой одной пьесы Максима Горького, права не дают, права берут. Леннарт Мери тому великолепный пример. Вообще-то президент по Конституции имеет полное право не провозглашать закон, но вряд ли при этом кто-то предполагал, что президент так часто будет пользоваться этим правом. И слава Богу - потому что таким образом Леннарт Мери несколько раз спас репутацию Эстонии от всеевропейского позора.

С одной стороны, если народ избрал таких парламентариев, то можно ли этому народу доверять избрание президента? С другой стороны, стоит ли доверять избрание президента таким членам Рийгикогу? Можно, конечно, предположить, что через два с половиной года после парламентских и через два года после муниципальных выборов (в коллегии выборщиков большинство составляют депутаты местных самоуправлений), народ пригляделся к тем, кого он избрал, слегка ужаснулся и в одночасье поумнел. Но надежда на это невелика...

Сдал бы кандидат экзамен на гражданство?

Кстати, передача Rahvateenrid проводит свой собственный опрос. И по состоянию на прошлую субботу там лидировал Арнольд Рюйтель.

Если помните, две недели назад, когда «Президентский турнир» на «Канале 2» только начался, я, прикидывая шансы участников, написал, что не стал бы ручаться за победу Арнольда Рюйтеля над Мати Пятсом. Откровенно говоря, если бы при этом турнире существовал тотализатор, я в этой паре поставил бы на Пятса. Не из симпатии - о нет! Если сравнивать этих двоих, то Рюйтель вызывает значительно большую симпатию. Но помня о его манере держаться, о его манере высказываться и еще о некоторых изначально невыгодных для его имиджа обязательных элементах этой передачи, не стану уточнять каких, я ставил шансы Рюйтеля невысоко. Так оно и вышло.

Здесь борьба шла практически на равных, вперед выходил то один, то другой, и итоговая разница в 60 с лишним голосов объяснялась тем, что в финале кандидатам пришлось отвечать на три вопроса из истории Эстонии, каждый оценивался в 50 очков - и Арнольд Рюйтель ошибся на целых сто лет с датой восстания Юрьевой ночи.

В первой паре (Тоомас Сави - Ааранд Роос) камнем преткновения стал вопрос о протяженности границ Эстонской Республики. В третьей паре (Пеэтер Тульвисте - Пеэтер Паэмурру) кандидаты не знали, в какой валюте был взял первый заем Эстонской Республики.

Вопросы, вообще-то, были не из сложных. Ну хотя бы такой - дата подписания пакта Молотова - Риббентропа. Ну а если бы кандидатам задали такие вопросы, какие задаются при экзамене на гражданство?

Я вовсе не хочу сказать, что кандидаты плохо знают собственную страну и ее историю. Я клоню к тому, что когда человек волнуется, он легко может ошибиться или забыть простые вещи. А ведь экзамен на гражданство - куда более стрессовая ситуация, чем игра, от которой, в конечном счете, почти ничего не зависит. Впрочем, языковой инспекции хоть кол на голове теши - толку не добьешься.

АНЕКДОТ В ТЕМУ

10 испытуемым был дан такой тест:

- Тонут двое, инспектор языковой инспекции и инспектор налогового департамента. Вы можете спасти только одного. Ваши действия?

А. Выпью чашечку кофе.

В. Выпью кружку пива.

С. Выпью бокал сухого мартини.

Варианты А и С дали по 4 человека, вариант В - двое. Желание спасти хотя бы одного из тонущих не проявил никто.

Теперь? Или никогда?

Член Народного союза Тоомас Паур разослал по редакциям статью «Теперь или никогда», смысл которой в том, что президентом должен стать Арнольд Рюйтель.

Как обычно в таких случаях, критическая часть статьи звучит убедительно. Г-н Паур критикует то, как была осуществлена приватизация железной дороги, и пр. «Государственное имущество продается по дешевке, трудящиеся остаются без государственных гарантий, - пишет г-н Паур. - Министр путей сообщения и связи г-н Тойво Юргенсон утверждает, что с отменой железнодорожного сообщения его заменят автобусным. Неужели г-н Юргенсон не знает эстонской народной мудрости, согласно которой не следует плевать в старый колодец, пока ты не выкопал новый.... Если бы правительство хоть немного уважало народ как верховного носителя государственной власти, оно бы посоветовалось с народом, заменять ли поезда автобусами...»

Правда, из этого еще не следует, что именно

г-н Рюйтель должен быть избран.

Я позвонил г-ну Пауру и осведомился, не поколебало ли его убежденности поражение Арнольда Рюйтеля в четвертьфинале «Президентского турнира». Г-н Паур заявил, что телефон, по которому должны были звонить сторонники Рюйтеля, блокировался. Самому Пауру дозвониться не удалось.

А может, просто в это время звонили другие сторонники?

На дистанции появляется темная лошадка

Блокировать один из телефонов имеет смысл лишь в том случае, когда кто-то из дуэлянтов побеждает с разгромным счетом, и интерес к поединку падает.

В четвертьфинале Пеэтер Тульвисте - Пеэтер Паэмурру счет менялся очень странно. Пока шел диалог, Тульвисте выходил вперед. Во время рекламной паузы у его конкурента заметно прибавлялось голосов. Разрыв колебался в диапазоне от 15 до 60 голосов, хотя по всем объективным данным здесь ожидалась игра в одни ворота.

Появление на дистанции президентской гонки профессора Эстонской Музыкальной академии Пеэтера Паэмурру можно описать примерно так.

Автомобильные гонки. Машины уходят со старта, проходят круг, другой, третий... Публика следит за борьбой лидеров. Вдруг откуда-то из боксов выезжает гонщик на слабенькой тихоходной машине и, не обращая внимания на происходящее, катит себе по асфальту...

Г-на Паэмурру выдвинула Эстонская независимая партия (шутки насчет того, что она независимая, потому что от нее ничего не зависит, в данном случае бестактны). ЭНП - правопреемница другой маргинальной партии, Партии будущего Эстонии; многие услышали об этой партии только потому, что она в последний момент подключилась к президентской кампании.

В четвертьфинале турнира Паэмурру оказался случайно. Соперником Тульвисте должен был стать Евгений Томберг (ОНПЭ). Ведущий передачи Олаф Суутер, пряча улыбку, объяснил, что г-н Томберг находится за границей, и вместо выбывшего в игру входит новый участник.

Отказ г-на Томберга вообще-то выглядит некрасиво. Если уж заявился, то будь любезен выйти на ринг. Иначе сочтут за элементарную трусость.

Но, с другой стороны, г-н Томберг, может, единственный раз за всю свою бурную политическую деятельность, сослужил добрую службу русским Эстонии.

Телезритель наивен. Глядя на кандидатов, он делает далеко идущие выводы.

Эстонцам проще. Не нравится Тульвисте - вот тебе Сави. Не нравится Сави - любуйся Крейцбергом. Крейцберг не по душе - отдай свои симпатии Рюйтелю. Рюйтель нехорош - есть Таранд. Пять серьезных кандидатов, которые, скорее всего, и будут соперничать в Рийгикогу (если кто-то из них не снимет свою кандидатуру до первого тура). У каждого есть свои достоинства и недостатки, но, в общем, ни за кого из них не приходится очень уж стыдиться.

А русскоязычные представлены одним Томбергом. Эстонец, особенно не очень-то доброжелательный по отношению к русским (а таких, увы, еще немало!), увидев Томберга на ринге, где нужно быстро соображать, демонстрировать интеллект и гибкость, пленять обаянием и эрудицией, пожмет плечами и скажет: «Ох уж эти русские! Если их кандидат в президенты такой, то каковы же они сами?» И ведь не вдолбишь такому зрителю в башку, что кандидат в президенты вовсе не обязан быть самым лучшим представителем народа.

Да и вообще неохота краснеть за то, к чему ты отношения не имел!

Так что без г-на Томберга даже лучше.

Шутки в сторону

Тульвисте, конечно, выиграл. Его соперник был интересен тем, что оказался единственным в президентской гонке евроскептиком. Он откровенно опасался, что членство в ЕС приведет если не к исчезновению, то к размыванию национального государства. На что Тульвисте возразил, что после Второй мировой войны Европа поняла, что есть две возможности: либо национальные государства, между которыми время от времени вспыхивают кровопролитные войны, либо путь к общеевропейскому единству, ради которого приходится поступиться частицей своего суверенитета.

И еще один важный момент. Кандидатов спросили, какой, по их мнению, будет численность населения Эстонии лет через 30. Тульвисте ответил, что для того, чтобы хотя бы прокормить пенсионеров, придется ввозить рабочую силу из-за рубежа. Следовательно, вытекает из его слов, этой потребностью, а не уровнем рождаемости будет определяться численность населения.

Все верно. Но когда каждый политик - не только кандидат в президенты! - поймет, что думать надо не столько о ввозе рабочей силы, сколько о том, как не допустить серьезной утечки великолепных мозгов и умелых рук, внутреннее положение в стране намного улучшится. Конечно, социальное расслоение этим не уменьшишь, но есть проблемы, неизбежные для любой страны с рыночной экономикой, а есть проблемы, которые создаем мы сами. Точнее, они, политики. Достаточно прекратить судорожно цепляться за эстонизацию средней школы к 2007 году, снять несколько самых идиотских языковых требований и понять, что общество нуждается прежде всего в стабильном и доброжелательном внутреннем климате - как очень многие проблемы уйдут с повестки дня.

Высшая математика

Острый вопрос: правда ли, что между партиями уже достигнуто некое соглашение о том, кто будет президентом?

Ведущий задал этот вопрос Пеэтеру Тульвисте. Тот сказал, что ему ничего такого неизвестно. Но еще две недели назад в Postimees намекалось на то, что реформисты и умеренные пришли к соглашению, по которому умеренные снимают кандидатуру Андреса Таранда в пользу Тоомаса Сави. Итак, 34 голоса в пользу Сави. А нужно 67.

29 голосов сегодня у центристов. Этого недостаточно, чтобы провести в президенты Пеэтера Крейцберга, но достаточно, чтобы с выгодой обменять их... Ну хотя бы на несколько министерских портфелей.

34 + 29 = 63. Недостающие голоса можно на тех же условиях получить у Народного союза, который вряд ли будет так уж настаивать на кандидатуре Арнольда Рюйтеля.

На бумаге выглядит просто. Но люди - не цифры, между которыми можно ставить математические значки.

Такой поворот событий сегодня кажется фантастическим, потому что он ведет к развалу правящей коалиции (надо думать, и в Нижнем городе - тоже), и последствия этого могут быть совершенно непредсказуемыми.

Так что вероятнее всего, что Рийгикогу президента не изберет, соберется коллегия выборщиков - и тут, возможно, всплывут новые кандидатуры.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee