Сегодня: 05 августа 2020 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 21:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1126

Работа не волк?

Комментарии (0)  |  20.07.2001 07:40

Паренек стоял в стороне и явно не спешил присоединиться к другим, пошедшим переодеваться ребятам. «А ты почему не идешь?», - спросил прораб у парня. «Я после», - смутившись,

ответил тот. Внимательно присмотревшись к юноше, прораб присвистнул: «Да ты, никак, девка!».

Ольга ТАРАСОВА,

«Могу и ломом, могу и киркой!»

Работа была очень тяжелой. Мало того, что приходилось копать, долбить киркой и ломом плитняк, вдобавок нещадно палило солнце. Ровесницы Инги в это время отдыхали на пляже, попивая колу и флиртуя с разомлевшими от жары парнями. А девушка с киркой в руках никак не шла на уговоры прораба бросить работу. «Семье нужны деньги, - говорила она, - а физических нагрузок я не боюсь».

И действительно, Инга работала нисколько не хуже ребят: прораб только головой покачивал, наблюдая, с каким усердием 20-летняя девушка долбит канаву.

После уже она рассказала мне, что «халтуру» эту она нашла с помощью своего парня. Прежде они подрабатывали недалеко от дома, но «платили очень мало - 25 крон в день, а тут обещали много больше». Инга по профессии повар, после окончания профтехучилища так и не смогла найти работу, отправившись с новеньким дипломом прямиком на биржу труда. Прошла за государственный счет строительные курсы и верит, что теперь ей трудоустроиться будет гораздо легче. Только вот ничего, кроме как подобных «халтур», ей до сих пор пока не встречалось.

Положение, в котором оказалась Инга, типично для ида-вируских выпускников. Год-два учатся профессии, которая после, как выясняется, на рынке труда не востребована, и вновь потом идут учиться, не зная наверняка, смогут ли в будущем найти работу. Поэтому когда в газетах появляются объявления типа «требуются рабочие с оплатой 25 крон в день», никто уже не возмущается столь мизерным вознаграждением - рады и тому, что есть. Например, 50-летний Игорь готов работать за еду - когда его совсем прижимает, он едет в церковь. Что-то приколотит там, где-то приберет, а ему за труды нальют борща, да и трехлитровую банку с едой дадут с собой.

Рабский труд

В Ида-Вирумаа требуются только швеи и продавцы. Работа трудная и весьма малооплачиваемая. Поэтому каждый, кто имеет заработок чуть больше 2 тысяч крон, боится потерять свое место, терпя произвол работодателя. А если и жалуется, то инкогнито, как одна работница, занятая на рыбообработке в фирме «Виру калатеэстус».

Работа посменная, но за ночные не доплачивают. Летом в помещении жара, вентиляция слабая, а окна открывать нельзя - существует опасность «осеменения» мухами. Зимой температура опускается до 2-5 градусов. Работа с сырой рыбой, которая должна быть охлажденной, а потому со льдом, вызывает распухание суставов рук. Болят ноги, так как ходить приходится в резиновых сапогах по цементному полу. Распространены женские болезни, так как сидят работницы на железных стульях, покрытых тонкой пластмассой. Те, кто работает с копченой рыбой, получают канцерогены копчения через руки - пальцы постоянно желтые. Кто занят на обслуживании и закатке упакованных банок, за смену перетаскивает до 5 тонн груженых ящиков. Заметьте, что речь идет не о мужчинах, а женщинах. Работа сдельная, «чистыми» в месяц выходит около 2400 крон минус 230 крон за проезд. Причем зарплата не повышалась последние пять лет. Работницы обращались письменно к руководству с просьбой поднять расценки и доплачивать за работу в ночные смены, но то молчит, как партизан на допросе. И женщины, понимая, что загнаны в тупик, терпят, поскольку боятся потерять и этот источник дохода.

В 40 лет работу в Ида-Вирумаа практически не найти, даже если имеешь за плечами высшее образование.

Кричите громче, может, вас и услышат

Безработных в регионе более 20 процентов от всего трудоспособного населения. И на каждую тысячу жителей приходится только 22 различные бизнес-структуры (начиная от крупного предприятия и заканчивая маленьким баром), в то время как по всей Эстонии - почти 45, а в Таллинне около 65. На социальное обеспечение в Ида-Вирумаа тратится в 10 раз больше, чем на создание рабочих мест, на регуляцию рынка труда. Не секрет, что стоять на бирже и получать социальное пособие сегодня порой выгоднее, чем работать за гроши, и все-таки люди, привыкшие трудиться, боятся остаться без работы. А если ее теряют, то требуют хоть каких-нибудь социальных гарантий, что какое-то время не будут бедствовать.

Именно по этой причине вышли на апрельский митинг протеста шахтеры. И они добились своего: месячная стипендия в 5000 крон в течение периода, пока бывший горняк переобучается, - солидная победа, если учесть, какие выходные пособия выплачиваются сокращаемым. А что же остается делать другим?

Женщина с рыбообработки с горечью говорит, что бастовать они не будут, так как страх потерять и такую работу не позволяет идти на экстремальные шаги. Еженедельно в Ида-Вируском департаменте занятости населения регистрируется несколько сотен человек. И они не могут рассчитывать на многотысячные стипендии, а довольствуются 400 кронами в течение каждого из ближайших девяти месяцев.

Им что, тоже выходить с плакатами на площадь перед уездной управой?

На недавней презентации Ида-Вируского портала инвестиций и занятости в уезде пригласили около 30 руководителей различных предприятий региона с тем, чтобы решить вопрос трудоустройства 250 горняков с шахты «Ахтме». Такой чести не заслужили сокращенные шахтеры с ранее закрытых предприятий, таких привилегий нет и не будет у сегодняшних и завтрашних безработных.

Старейшина уезда Рейн Айдма с натяжкой, но согласен с тем, что шахтеры с «Ахтме» находятся в особом положении. «Во всем мире, особенно в центральной Европе, - ссылается на зарубежный опыт г-н Айдма, - сокращение шахтеров создает серьезные экономические проблемы. И надо считаться с тем, что шахтеры - это сила. Для государственной энергетической базы они нужные люди. Другое дело, что после закрытия шахты им очень трудно переобучаться. Ведь если закроется один магазин, продавец может перейти работать в другой».

- Так что же вы можете сказать нынешним безработным, вчерашним студентам, уволенным, сокращенным, которые уже отчаялись найти работу? Идти на площадь и горло драть, пока на них не обратят внимание?

- Вопрос хороший. Сегодня в уезде порядка 20 тысяч безработных (официально зарегистрированных чуть меньше - около 12 тысяч). Этой акцией - переговоры с работодателями - мы вплотную приближаемся к проблеме сделать потерю работы менее болезненной. Прежде нам приходилось бороться со следствием, а теперь мы стараемся думать наперед. Чтобы не было так, как при развале оруского комбината и «Кивитера».

- То есть вы не хотите ждать новых митингов на площади перед уездной управой?

- Площадь иногда и требуется, хотя я уже был готов к тому, что произошло. Не было бы митинга, переговоры с премьер-министром относительно будущего шахтеров велись бы гораздо сложнее.

Старейшина искренне верит, что ничего несправедливого нет в благосклонности уездной власти только к шахтерам «Ахтме», а не к сокращенным с «Кохтла». Похоже, что у нас одними лишь митингами, угрозами забастовки и обещанием перейти к экстремальным мерам можно привлечь к себе внимание. В ином случае любого потерявшего работу ждет тихое прозябание на бирже или разовые «халтуры» за 25 крон в день. Выбирать нечего.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee