Сегодня: 05 августа 2020 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 21:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1126

О ПРЕЗИДЕНТСКОЙ ГОНКЕ

Комментарии (0)  |  13.07.2001 13:46

И О ТОМ, ЧТО ВОКРУГ

Борис ТУХ,

На «Канале 2» началась серия play-off

Президентская гонка понемногу приближается к решающему отрезку. «Канал 2» решил сыграть на этом, устроив свой президентский турнир по формуле, по которой НХЛ и НБА проводят play-off - игры на вылет. Восемь кандидатов в президенты разбиты на четыре пары; проигравшие выбывают, победители продолжают борьбу. Всего семь поединков: четыре четвертьфинала, два полуфинала и финал. Как и в спорте, организаторы избегают слепой жеребьевки, способной свести главных фаворитов уже на ранней стадии. Пары составлены по рейтингу: сильнейший со слабейшим, второй с предпоследним и т.д. Чтобы зрительский интерес сохранялся в течение всего турнира, начинать состязание нужно не с самой равной пары (четвертый и пятый рейтинг), но и не с главного фаворита (его придерживают на сладкое), а со встречи второго и седьмого номеров.

Последняя пара - самая интересная на стадии четвертьфиналов: определить победителя здесь сложнее всего. В остальных парах все более или менее ясно, хотя ручаться за то, что Рюйтель возьмет верх над Пятсом, я бы не стал. Сави с Роосом уже скрестили шпаги в минувший понедельник; спикер Рийгикогу взял верх, но его преимущество было на удивление незначительным.

Дело в том, что победителя дебатов определяют зрители. Зная, что современная техника позволяет успешно жульничать (с одного компьютера можно сделать сколько угодно звонков, а в ходе самой игры проверить, нет ли подтасовки, очень трудно), организаторы решили действовать испытанным способом: звонки принимает живой человек (а значит, и звонить должен человек, а не компьютер). Однако и тут активные сторонники аутсайдера способны попортить немало крови фавориту. Тот, кто слабее, может мобилизовать весь свой электорат, в то время как сторонники сильнейшего кандидата, будучи уверенными в том, что он разделается с оппонентом одной левой, держатся индифферентно. Примерно так и получилось в дуэли Сави - Роос. Известный всей стране спикер Рийгикогу против зарубежного эстонца, лидера довольно маргинальной Христианской народной партии.

Зная психологию среднего гражданина, можно с уверенностью сказать, что зарубежный эстонец вряд ли станет президентом: Ах ты, такой-сякой, - думает средний гражданин, - в самые трудные для нас годы в Америке прохлаждался, а теперь тебе Кадриоргский дворец подавай! Нет уж, фигушки! Одно подобное высказывание даже появилось на экране. Тем не менее, сам диспут шел вполне корректно. Хотя... не очень интересно. Роос явно проигрывал - он и экс-эмигрант, и его супруга, в отличие от супруги Сави, в избирательной кампании не участвует (что, конечно, очень плохо и по нашим меркам, и по американским: кандидат в президенты должен демонстрировать надежный семейный тыл), и загнать в угол соперника у него не получалось. Единственная тема, которой можно слегка задеть спикера, - его прошлое спортивного врача, точнее, давал он спортсменам допинг или не давал. Сави ответил, что не давал, что его репутация в этом смысле чиста - и это всем известно, и вообще он не тот врач, который вкалывает стимуляторы, а тот, который лечит травмы.

Правда, в тот же понедельник Eesti Pдvaleht опубликовала довольно скандальное расследование Индрека Шведе. Журналист беседовал с известным десятиборцем Константином Ахапкиным, который признал, что накануне Олимпиады-80 пользовался запрещенными препаратами производства ГДР, которые способствовали восстановлению организма после тренировочных нагрузок, но... имени врача, который давал ему «витамины», не помнит. Бронзовый призер Олимпиады-80 в десятиборье Сергей Желанов сказал: «Тоомас Сави - очень умный человек и настоящий профессионал; он умел с помощью витаминов добиваться того же эффекта, какого другие достигали, применяя запрещенные препараты». Не добившись результата, Шведе обратился к чемпиону Олимпиады-80 в тройном прыжке Яаку Уудмяэ, про которого говорили, будто Сави вколол ему ретабол. Но Уудмяэ не стал говорить на эту тему. А его массажист Олав Лайв ответил так: «А вам известно, насколько упал рейтинг Роберта Лепиксона после того, как он рассказал о стрельбе по портрету Сависаара? Моя мама всегда говорила: тот, кто жалуется на других, поступает в десять раз постыднее, чем провинившийся».

Дед Каширин, воспитавший великого пролетарского писателя Максима Горького, тоже любил говорить: «Донос не оправдание; доносчику - первый кнут».

Последним аргументом в этой подборке стало сообщение одного друга серебряного призера Олимпиады в Токио Рейна Ауна. По словам этого друга, Аун (ныне покойный) стал на 16 лет невыездным после того, как вскрылось, что на сборах в Кяэрику десятиборцы тайком смотрели привезенный из Швеции секс-фильм. Донес якобы Сави. Но Аун мертв - и проверить это нельзя. Так что прием некорректен.

Во время «дуэли» Сави сделал только одну явную ошибку. На вопрос, отчего он, спикер парламента, человек, занимающий второй пост в государстве, хочет стать президентом, Сави ответил, что естественно, когда второй хочет стать первым. Но как спортсмену ему должно быть хорошо известно, что вечно вторые очень редко становятся первыми. Яркий пример - британский гонщик «Формулы-1» Стирлинг Мосс, который трижды становился вторым призером вслед за Хуаном Мануэлем Фанхио. Фанхио ушел, и Мосс уже был уверен, что дорога к титулу ему открыта, но вновь был только вторым, а чемпионом мира стал Майкл Хоторн. Вскоре Хоторн погиб в дорожной катастрофе; у Мосса, казалось бы, не оставалось серьезных соперников, но тут, откуда ни возьмись, возник Джек Брэбхэм... Мосс ушел из автоспорта с пятью серебряными медалями и без «золота».

Cлабое место Тоомаса Сави следует искать не в весьма проблематичных историях с допингом - тем более, если речь идет о Московской Олимпиаде, на которой тщательный контроль вовсе отсутствовал: после бойкота организаторы очень заботились о том, чтобы не возникало никаких скандалов. Уязвимость Сави в том, что спикером он стал, если помните, волею случая. Точнее, в результате интриги, осуществленной Эдгаром Сависааром.

Если помните, выборы в Рийгикогу весной 1995 года принесли победу блоку КоаП/ОС (Коалиционная партия Тийта Вяхи/Объединение селян Арнольда Рюйтеля). Но большинства победители не имели. Они стояли перед выбором, с кем создавать коалицию - с центристами или реформистами? Вяхи поначалу вроде бы склонялся в сторону Сийма Калласа. Тогда Сависаар быстренько сколотил временный союз без КоаП/ОС, и на выборах спикера Рийгикогу малоизвестный тогда тартуский реформист Тоомас Сави взял верх над кандидатом от КоаП/ОС Юло Нугисом. После этого Вяхи пошел на коалицию с центристами (вскоре рухнувшую из-за магнитофонного скандала).

Нугиса сегодня почти не видно на политическом небосклоне, а звезда Сави, вроде бы, ярко сияет... Но случайно начавшаяся политическая карьера не очень-то подходит для президента.

Во Франции XIV века, когда трон опустел (последовательно царствовавшие три сына Филиппа IV Красивого - Людовик Х, Филипп V и Карл IV - сошли в могилу, не оставив наследников мужского пола), королем был избран ближайший родственник покойных, Филипп Валуа. Традиционному имиджу французских королей он не соответствовал, случайность его воцарения была очевидна - и Филиппа VI прозвали королем-подкидышем. Президентов-подкидышей История пока не знает.

Vademecum Пеэтера Тульвисте

Презентация книги Пеэтера Тульвисте Vademecum состоялась тоже в минувший понедельник, и выход этой книги, конечно, тоже средство в борьбе за Кадриоргский дворец. До этого были опубликованы мемуары Арнольда Рюйтеля «Возрождение будущего». Пеэтер Крейцберг вместо того, чтобы писать книгу, снялся в 10-минутном рекламном фильме «Как нарисовать президента». Андрес Таранд, по словам его сына Карла, пресс-советника правительства, не собирается писать книги, так как их пишут не для кампаний, а для читателей.

Андрес Таранд, в котором еще два-три года назад многие видели вероятного преемника Леннарта Мери, не только политик, но и видный ученый; недолгое пребывание на посту премьер-министра (поздняя осень 1994 - весна 1995) принесло ему популярность, но шансы Таранда были сведены почти что к нулю той медвежьей услугой, которую ему оказали его пиарщики во время муниципальных выборов осени 1999 года. Тогда урны на дорожных столбах были украшены лозунгом: АНДРЕС ТАРАНД - ПРЕЗИДЕНТ! Во-первых, место неподходящее; во-вторых, это был явный фальстарт - словом, нанимать тех «специалистов», которые вели его избирательную кампанию, может только человек, замышляющий политическое самоубийство.

Мати Пятс мемуаров не пишет, хотя ему есть что сказать. Мемуары Ааранда Рооса вряд ли представили бы особый интерес. Вообразить же, будто написать книгу способен Евгений Томберг, можно лишь при наличии совершенно необузданной фантазии. Конечно, мозговой центр ОНПЭ, или что у них там считается мозговым центром, мог бы сообща приналечь на перья, вырванные из петушиного хвоста, но если вспомнить, какой бездарной получилась партийная газетка «Народник», то их коллективное творчество в пользу своего «кандидата» превратило бы его в еще большее посмешище.

Что касается Тоомаса Сави, то он говорит: свою книгу я напишу после первого президентского срока. (То есть никогда?)

Известный социолог Андрес Саар считает, что писать книжки в данной ситуации - гиблое дело: обывателям (к ним, наверно, нужно отнести также парламентариев и членов коллегии выборщиков) некогда читать книжки, да и лень. Куда эффективнее телепередачи, которые ведут Урмас Отт или Олаф Суутер.

Насчет Суутера (он ведет президентский турнир на «Канале 2») согласен. Насчет Отта - не скажу. Отт - он и в Африке Отт; в своих беседах с кандидатами в президенты он по обыкновению лучился самодовольством и демонстрировал весьма поверхностное знание предмета. Даже то шоу, которое устроили на «Субботее» Александр Цукерман и Михаил Владиславлев с участием кандидатов в президенты и «интервьюировавших» их представителей русской прессы из эстонской провинции, было в профессиональном и человеческом плане на голову выше передач Отта.

Но Vademecum - не пропагандистская книга. Во всяком случае, не только пропагандистская. Ее выпустило вполне эстетское издательство Ilmamaa, в подготовке участвовали очень талантливые люди - писатель Михкель Мутт (составитель), писатель и режиссер Мати Унт (автор послесловия), режиссер Инго Нормет (автор воспоминаний о детских годах Пеэтера Тульвисте). Подписи всех троих стоят под «Письмом 53-х», которое деятели культуры опубликовали 2 апреля в поддержку Тульвисте.

В Vademecum вошли статьи и речи Пеэтера Тульвисте разных лет: от студенческой юности в Московском университете до ректорства в Тартуском. Плюс некоторые интервью и очерки о нем. Плюс на хорошем научном уровне составленная библиография, которая дает очень любопытное представление о личности кандидата в президенты. Оказывается, академик (тогда он, естественно, не был еще академиком) перевел на эстонский брошюру Альберта Швейцера «Боязнь жизни», стихи Ганса Магнуса Энценсбергера и три пьесы: «Как господин Мокинпотт от своих несчастий избавился» Петера Вайса, «Сказки Венского леса» Эдена фон Хорвата и «Золушку» Евгения Шварца. (Все три были поставлены в Пярнуском театре, где работал тогда друг его детства Инго Нормет.)

Откуда такая тяга к театру? Отчасти на этот вопрос отвечает сам Тульвисте в написанной в 1988 году статье «Месяц жатвы, 1968», посвященной 20-й годовщине чехословацких событий:

Ни одно событие не повлияло на отношение нашего поколения к правящему режиму так, как «чешские события» (какое красивое имя!). Время, когда казалось, что можно что-то исправить в рамках существующей системы, истекло. Честная совместная деятельность была перенесена из эстонской действительности в театр... (С театром тогда оказались связаны многие люди, которые до и после не были ничем большим, нежели зрителями.)

Театральны и стихи, которые Пеэтер Тульвисте когда-то сочинял. Грехов молодости он не стыдится.

1

брожу по пустой сцене

в парике из волос фальшивых

в устах чужие остроты

в чужие брюки одет

глотаю чужую водку

кривляюсь прошу об одном

отпустите меня в охотку

удеру я хоть босиком

2

брожу по пустой сцене

блуждаю в пыли кулис

зал пуст или сквозь дремоту

смеется: «даешь, артист»

бросаюсь ли в крик ли в шепот

как мне эту стену пробить

что я им сказать осмелюсь

какой ценой их купить

...............

И так далее. Если учесть, что стихам - тридцать лет с хвостиком, то стыдиться тут нечего!

Vademecum в первую очередь - интересная книга, ее интересно читать, о ней интересно рассуждать. Ясно, что далеко не со всеми мыслями ее автора (он же - центральный персонаж) ты соглашаешься. Но иначе и быть не могло. Важно другое: у книги есть cквозной сюжет - жизнь главного героя и развитие его характера.

В 21 год студент факультета психологии МГУ Тульвисте опубликовал в журнале Noorus маленький очерк «Арбат. Письмо из Москвы», проникнутый любовью к тому, о чем он пишет, и любовью к поэзии воспевшего Арбат Булата Окуджавы. А некоторые авторские наблюдения очень точны; читая очерк, видишь Арбат и таким, каким он был в то время, и таким, каков он сейчас.

Пеэтер Тульвисте, как известно, психолог. И в своих работах идет от человеческой психологии, от личности к более общим уровням. В этом его преимущество над профессиональными политиками, которые от общего уровня (идеи) идут к человеческой личности и пытаются насильственно втиснуть ее в Прокрустово ложе идеи. Обрубая личности ручки-ножки, если она не укладывается в формат, или грубо и жестоко растягивая ее до нужных размеров.

Классовая вражда ничуть не лучше расовой. Оба самые ужасные политические движения прошлого века хотели уравнивать людей с помощью топора. И эта тяга к нивелированию никуда не делась.

Это - из беседы Пеэтера Тульвисте с Михкелем Муттом. Оттуда же такой диалог:

- И напоследок: что вы думаете в церкви, когда священник говорит, что все мы грешники?

- Мне очень нравится концепция, гласящая, что культура - это инструмент. У религий, разумеется, своя специфика, но в общих чертах это относится и к ним. Мне близко мнение Уильяма Джеймса, что основной вопрос религии не в том, есть ли Бог, но в том, помогает ли вера людям жить. Идея, будто все мы грешники, должна заставлять человека осмысливать свою жизнь и поступки...

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee