Сегодня: 23 мая 2019 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 20:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1077

Пеэтер Тульвисте: на полпути к Кадриоргу

Комментарии (0)  |  18.04.2001 15:51

Бывший ректор Тартуского университета ворвался в круг претендентов на президентский "престол", подобно сияющей комете. В течение неполного месяца ему удалось завоевать симпатии общественности (в первую очередь интеллигенции и молодежи) и обойти в популярности многих опытных политиков, вступивших в предвыборную борьбу задолго до его появления на политическом небосклоне. А в минувшую субботу он совершил то, во что до сих пор верится с трудом: одержал победу над соперником - вице-спикером Рийгикогу Тунне Келамом и стал официальным кандидатом "Исамаалийта" в президенты. С председателем Тартуского горсобрания Пеэтером ТУЛЬВИСТЕ (а речь идет именно о нем) беседует корреспондент "Эстонии" Максим РОГАЛЬСКИЙ.

- Г-н Тульвисте, почему все-таки такой оплот консерватизма, как "Исамаалийт", в роли официального кандидата в президенты предпочел видеть вас, а не опытного аппаратчика Тунне Келама?

- Если бы цель заключалась лишь в том, чтобы "уважить" человека, отметить его большие заслуги перед партией, то мне не осталось бы ничего, кроме как признать первенство Келама, который действительно много сделал для восстановления независимости Эстонии и хорошо поработал на благо "Исамаалийта". Но на съезде партии речь вообще не шла о том, чтобы выбрать себе эдакого "почетного президента". Надо было выдвинуть такого человека, который имел бы реальный шанс стать следующим главой государства и который составил бы кандидатам от других партий сильную конкуренцию. В конце концов, на Олимпийские игры ведь тоже посылают не председателя Национального олимпийского комитета, а спортсмена, имеющего шанс на победу.

Я знаю, что многим делегатам съезда "Исамаалийта" непросто было принять это решение. Более того: думаю, что всего год-два назад это было бы просто невозможно, но сейчас в партии появилось молодежное крыло, которое меня поддержало. Что-то в моем образе мышления пришлось им больше по душе, не исключено, что и разница в возрасте между мной и Келамом - а это все-таки почти десять лет - сыграла свою роль.

- Вы вступили в Союз Отечества всего полтора года назад. Когда человек, разменявший шестой десяток лет, решает вдруг встать под знамена той или иной партии, то поневоле возникает вопрос: что это ему в голову взбрело?

- Вы знаете, "Исамаалийт" - вообще моя первая партия в жизни. Я и в КПСС никогда не состоял и, кстати, не стремился к этому. А в Союз Отечества пошел потому, что организация эта объединяет людей с очень разными социальными взглядами, которые главной целью считают восстановление эстонского государства. Мне представляется важным, чтобы сейчас наше общество шло по пути уравновешенного развития, то есть чтобы интересы всех социальных групп были представлены - от предпринимателей до пенсионеров. А что касается того, что я стал членом партии недавно, то во времена своего ректорства (1993 - 1998) я при всем желании не мог себе этого позволить, так как проповедовал принцип аполитичности университетского руководства.

- Расскажите о том, как вы пришли к решению дать согласие на выдвижение своей кандидатуры? От кого исходила инициатива?

- Если не ошибаюсь, то первым, кто завел об этом речь, был академик Эндель Липпмаа. Это случилось во время прошлой предвыборной кампании - в 1996 году. Конечно, тогда я серьезно о такой возможности не думал. А если говорить конкретно, то чуть больше месяца назад мою кандидатуру выдвинуло Женское объединение тартуского отделения "Исамаалийта", для меня совершенно неожиданно. Согласился же я, во всяком случае, не потому, что пошел навстречу горячим просьбам партийного руководства. Напротив, появление моего имени рядом с многолетним претендентом на президентскую должность Тунне Келамом порядком их озадачило. Скорее, здесь сыграло роль искреннее, быть может, немного наивное желание принести Эстонии какую-то пользу. В данной ситуации я почувствовал, что действительно могу быть полезен эстонскому народу на посту президента. Например, одно из моих достоинств - я неплохой оратор, некоторые считают, что один из лучших в стране. Это важное качество: благодаря своим ораторским способностям президент Леннарт Мери завоевал сердца многих людей как в Эстонии, так и за рубежом, увеличил число наших друзей в мире, привлек инвесторов.

Другим своим достоинством, как ни парадоксально, считаю короткий срок пребывания в политике. К сожалению, у людей, которые долгое время там провели, развиваются различные "фобии", между ними возникают застарелые конфликты и так далее. В моем случае ничего этого нет. Напротив - у меня сложились очень хорошие отношения со многими политиками, с которыми я познакомился в тот период, когда возглавлял Тартуский университет. Контакты эти остались, и наши отношения строятся на основе взаимного уважения.

- Хорошо, если вам удается найти общий язык с политическими оппонентами "Исамаалийта". Но для начала, кажется, вам нужно будет каким-то образом договориться с той частью партии, которая поддержала на съезде Келама.

- Вы абсолютно правы. Но сейчас мне пока трудно судить о том, легко ли будет достичь консенсуса, поскольку я не знаю еще их реакции на то, что произошло на съезде "Исамаалийта" в субботу. Надеюсь, что партия сплотится вокруг официального кандидата, включая и тех ее членов, которые стояли за Тунне Келама. Но иллюзий не строю: у многих политиков имеются своеобразные "фан-клубы", и Келам - не исключение. Конечно, эти люди были разочарованы моим избранием. Но большинство все-таки высказалось (может быть, не в последнюю очередь из прагматических соображений) в мою пользу, поскольку мои шансы найти поддержку вне "Исамаалийта" выше.

- Действительно, не секрет, что основную роль во время президентских выборов играет не общественное мнение, а политические соглашения. Как вы считаете, удастся ли "Исамаалийту" достичь договоренности о судьбе президентских регалий хотя бы с партнерами по коалиции?

- Боюсь, что об этом немного рано говорить. Мы не знаем сегодня, например, будет ли кандидатом от партии Умеренных Андрес Таранд. Насколько я понимаю, он еще не принял окончательного решения на этот счет. Если Умеренные решат вообще не выставлять на сей раз своей кандидатуры, то тогда легче будет с ними договориться. Напомню, что официальных кандидатов в данный момент всего два: я и Пеэтер Крейцберг, которого выдвинула Центристская партия. Поэтому надо немного подождать. Думаю, что расстояние до президентских выборов позволяет совершить политический маневр как "Исамаалийту", так и тем, кто считает, что кто-то другой более достоин быть главой нашего государства.

- Г-н Тульвисте, вы хоть в "Исамаалийте" и недавно, но все же связаны прочными партийными узами не хуже других "претендентов на трон". В то же время, президент обязан быть объективным арбитром, "высшим судией", если хотите. Как же быть с политическими пристрастиями?

- По-моему, взгляды и политические идеалы президента вполне могут оставаться теми же, что и до избрания. Вот, например, как я уже говорил, в программе "Исамаалийта" центральное место отведено идее восстановления эстонского государства. Так именно с этой идеей я и направляюсь в Кадриорг! И не вижу в том ничего плохого, если этот центральный пункт партийной программы возьму с собой. При этом сама партия, безусловно, останется за плотно закрытыми дверьми.

- Не исключено, что на следующих парламентских выборах оппозиция наберет гораздо больше голосов, нежели ей удалось набрать на прошлых. Скажите откровенно - можете ли себя представить в ситуации, когда вы, будучи президентом, поручаете сформировать правительство Эдгару Сависаару?

- Это зависит не от прихоти президента, а от конкретной расстановки сил в парламенте. Если народ однозначно выразит свою волю, то другого выхода я не вижу - президент в любом случае должен будет предложить сформировать правительство победителям выборов.

- Вас выбрали официальным кандидатом в президенты главным образом благодаря вашим личным качествам. А применение-то им найдется? Играют ли они вообще сколько-нибудь значительную роль при исполнении президентских обязанностей?

- Мне кажется, что личные качества играют весьма важную роль. То, что президенту Мери удалось сделать, было бы невозможным, не будь он Леннартом Мери. Видите ли, к Путину и Бушу прислушиваются уже потому, что они представляют Россию и Америку, вес которых на мировой арене велик. Эстонского же президента будут слушать лишь в том случае, если он сумеет привлечь к своим словам внимание. Следовательно, он должен говорить так, чтобы заставить себя слушать. Кроме того, президент должен быть интеллигентным и образованным человеком, уметь общаться с людьми и находить компромиссы. Еще я добавил бы сюда чувство юмора, по-моему, президентом такой маленькой страны может быть только тот, кто умеет шутить и понимает шутку.

- А в законодательстве, определяющем круг обязанностей президента и его статус, вас все устраивает?

- По правде говоря, не вижу оснований сейчас вносить какие-либо изменения в законодательство. В наше переломное время, когда все так быстро меняется, должно сохраняться что-то незыблемое. В то же время очень многое в деятельности президента не регламентируется законами. Например, нигде не сказано о том, что он должен дважды в год выступать с обращениями, которые все должны слушать.

- Ну вы, похоже, уже одной ногой в Кадриорге.

- Да нет, не преувеличивайте. Не одной ногой в Кадриорге, а на полпути туда.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee