Сегодня: 18 июля 2019 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 20:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1081

Смертный час

Комментарии (0)  |  16.04.2001 13:42

Принятое сенатом Голландии решение об узаконивании эвтаназии широко обсуждается во всем мире. Эстония еще не один десяток лет не будет готова к тому, чтобы на практике применять смерть из милосердия.

"Эвтаназию легализируют в Голландии уже не в первый раз. Аналогичное решение принималось в 1993 году, правда, тогда оно повлекло за собой юридические проблемы", - сказала Пилле Ильвес, возглавляющая общество, защищающее интересы пациентов.

В Голландии любой постоянный житель, страдающий неизлечимым заболеванием и терпящий невыно-

симые физические или душевные муки, может обратиться с просьбой положить конец своим мукам. Закон не только не разрешает врачам самим предлагать эвтаназию, но и позволяет им отказаться от ее проведения.

"В Эстонии о таком не может быть и речи", - убеждена Пилле Ильвес. В первую очередь потому, что на Западе отношения между врачом и больным уже давно юридически отрегулированы. Ильвес, представляющая интересы пациентов, считает, что прежде чем говорить об эвтаназии, надо решить другие проблемы. Например, обговорить такой вопрос, имеет ли право пациент видеть документы, касающиеся его лечения.

"Как может человек решить, жить ему или умереть, если он не имеет представления о том, чем страдает и каковы его перспективы", - сказала Ильвес, подчеркнув, что многие врачи не считают нужным советоваться с больными.

В том, что в Эстонии преждевременно говорить об эвтаназии, убежден и присяжный адвокат Юри Леппик, отметивший, что этот вопрос осложняется многими юридическими нюансами.

Известная эстонская актриса Элле Кулль, президент эстонского национального комитета ЮНИСЕФ, считает, что поскольку человек не сам дал себе жизнь, то ни он сам и никто другой не имеют права отнимать ее.

А известный режиссер и актер Эйно Баскин рассказал о том, как после операции на сердце его близким и коллегам врачи сказали, что надо быть готовым к самому худшему, однако несмотря ни на что он выкарабкался. Ни один врач не может быть на сто процентов уверен в том, что человеку уже нельзя помочь, сказал Баскин, считающий, что вопрос об эвтаназии может прозвучать только в том случае, если пациент в сознании.

"К вопросу об эвтаназии, возможно, можно будет вернуться лет через 25, когда будут отрегулированы отношения между врачом и пациентом, а люди снова научатся считаться друг с другом", - заключила Пилле Ильвес.

Доцент клиники гематологии и онкологии Тартуского университета Райт Лаботкин убежден, что смерть из милосердия не может быть узаконена в Эстонии, это может себе позволить только Голландия, то есть государство с развитой демократией. В Эстонии пенсионеров 40 процентов, в Голландии - 20 процентов, кроме того, в этой стране положительный прирост населения, а средняя продолжительность жизни у женщин составляет 87 лет.

Если бы вопрос о лечении зависел только от денег, то для тех, кто старше 65 лет, единственным лечением была бы эвтаназия. Ведь в этом возрасте люди не приносят дохода государству, одни расходы, сказал доктор Лаботкин, еще раз подчеркнув, что для Эстонии эвтаназия не подходит.

Отвечая на вопрос журналиста, не будет ли способствовать узаконивание эвтаназии преступности, он сказал, что в действиях врачей отсутствует мотив сознательного преступления, но врачи могут пойти навстречу пожеланиям родственников или социальных работников.

Как относятся к эвтаназии больные раком? 75 процентов больных, находящихся в тяжелом состоянии, не исключают возможность добровольного ухода из жизни. Но все равно тех, кто решится на такой шаг, окажется немного, сказал доктор Лаботкин. Эта уверенность строится не на пустом месте. В Эстонии ежегодно уходят из жизни около 600 человек, раковых больных среди них 20-25 человек.

В заключение Райт Лаботкин сказал, что Голландия шла к закону об эвтаназии около тридцати лет, последние шесть-семь лет смерть из милосердия была в этой стране полулегальной.

Голландия стала единственным государством, узаконившим эвтаназию, отмечает Postimees в редакционной статье. Хотя парламент, принимая такое решение, был отнюдь не единодушен, одно можно сказать с уверенностью - решение это революционное. Другое дело, достойно ли оно подражания, тем более, что неизвестно, как относятся к эвтаназии жители Эстонии. Когда пять лет назад фирма "Эмор" провела опрос на эту тему, то 60 процентов опрошенных высказались за милосердную смерть, 25 процентов против, остальные воздержались от ответа. Но пять лет назад система здравоохранения Эстонии еще не хромала так, как сегодня, и пациенты, врачи и бюрократия (в первую очередь в лице больничной кассы) шли рука об руку. Так во всяком случае казалось.

Сегодня мы только и говорим, что о выборе, обусловленном деньгами. И если верить тем, кто делит деньги, то выбор этот не в пользу тяжелобольных, будь то дети с патологиями развития или раковые больные. Что это, как не эвтаназия, пишет Postimees, отмечая, что каждый знает, что есть неизлечимые болезни, но каждый должен иметь право уйти из жизни достойно - без мучений.

Безусловно, узаконивание эвтаназии - это не та проблема, на решении которой Эстония должна сосредоточиться в ближайшие годы. В ситуации, когда медицинские услуги становятся все менее доступными, а пациенты оказываются заложниками системы здравоохранения, говорить об эвтаназии, значит, отвлекать внимание от главных и наболевших проблем, считает Postimees.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee