Сегодня: 25 августа 2019 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 20:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1085

Эти прекрасные великаны...

Комментарии (0)  |  20.03.2001 06:51

Мати Пальм, лауреат премии Георга Отса, народный артист СССР, лауреат Государственной премии Союза ССР, солист театра "Эстония" - о времени, о себе, о друзьях

Признаюсь, чуть ли не со слезами, с душевной дрожью рассматривала я все эти красочные программки концертов, вокальных вечеров, которые привез из Москвы, из Санкт-Петербурга, Риги, Вильнюса и других городов МАТИ ПАЛЬМ, прекрасный наш артист, знаменитый бас и просто замечательный человек. Так хотелось бы быть там, в зале Московской консерватории, например, где совсем недавно, всего две недели назад он давал большой сольный концерт, пел Чайковского, Мусоргского, Свиридова, а во втором отделении - арии из опер Верди, Россини, Бойто. Или, скажем, сидеть в ложе Мариинского театра в Петербурге, где в концертном исполнении давали "Набукко" Верди, и Мати Пальм пел, потрясая, в который уж раз, петербургскую публику.

И вот мы сидим с ним в одной из репетиционных театра "Эстония" (сейчас он называется Национальной оперой), и я слушаю, слушаю его удивительные рассказы, и только боюсь, что вот откроется дверь, войдет кто-нибудь из администраторов, скажет, что начинается очередное занятие, и я перестану слышать этот удивительный, мягкий голос с его глубокими, бархатными тонами.

НЕЛЛИ КУЗНЕЦОВА

- Господин Пальм, вы только что, как мы знаем, вернулись из Москвы. Похоже, что прежние культурные связи между Эстонией и Россией, связи, которыми мы все так дорожим, вновь становятся крепкими?

- Да, я хотел бы, чтобы наша общественность, все, кому это интересно, знали, что наши связи с российской культурой не только не прервались, но развиваются сейчас совершенно нормально. Я говорю, конечно, прежде всего, о музыкальной жизни, о певцах и о себе тоже, тут, как вы понимаете, я лучше знаю положение дел.

В начале 90-х годов, после известных событий был, конечно, некий провал, но теперь, я думаю, все меняется. Да уже изменилось...

- Но вас любят в России. Я помню, каким громом аплодисментов встречали вас в Москве, в Ленинграде...

- Начиная с 1997 года я дал уже там целый ряд сольных концертов. А вот совсем недавно, в начале марта участвовал в концертном исполнении оперы "Набукко", пел партию Захария, перво-

священника иудеев. И это было чрезвычайно интересно, важно для меня. Ну, представьте, знаменитый Мариинский театр, великолепные партнеры, отличный оркестр... Это представление было, кстати, в цикле концертов, который так и назывался "В традициях шереметевских музыкальных вечеров". Вы ведь помните эту прекрасную и трагическую историю Прасковьи Жемчуговой, графини-крестьянки? Графы Шереметевы вообще сыграли большую роль в развитии русской культуры, и музыкальные традиции этого знаменитого рода не забыты. Мариинский театр сейчас на взлете, это один из самых известных европейских театров. Я знаком с его художественным руководителем Валерием Георгиевым и должен сказать, что это блистательный человек, обладающий особой аурой, притягивающий к себе.

Вы, очевидно, знаете, что при театре есть так называемая Академия. Полтора года назад я проводил там свой мастер-класс и знаю, что там есть певцы, у которых большое музыкальное, певческое будущее.

- Участие в жюри крупнейших международных конкурсов - это как бы особая часть вашей жизни. Правда?

- Конечно. Я был членом жюри на двух международных конкурсах им. Чайковского - в 1990-м и в 1998 годах, в конкурсе "Вердиев-

ские вечера" в Буссето, на конкурсах им. М.Глинки, им. Н.Римского-Корсакова, на Первом конкурсе Е.Образцовой в 1994 году и других. Надо сказать: что к этой жизни меня как бы подтолкнула Ирина Константиновна Архипова, прекрасная певица и общественный деятель. Она не раз выступала в роли моего "доброго гения", и я ей благодарен.

Участие в работе жюри всегда было интересно. Знакомишься с мастерами из разных стран, видишь молодых исполнителей... Можно сказать, что картина музыкального мира, его достижений тут как на ладони. К тому же, необычайно важно для меня всегда было и просто человеческое общение. Приходилось не раз выступать на заседаниях жюри и в роли переводчика. Я ведь владею четырьмя языками.

Кстати, после сольного концерта в Московской консерватории, вот совсем недавно, в начале февраля ко мне бросились многие журналисты. Откуда я так хорошо знаю русский язык? Как получилось, что я так хорошо владею русской музыкальной классикой? Да я же, говорю, после Таллинна учился в Москве, стажировался в классе у знаменитого профессора Г.Тица. Так же, как потом два года учился в Италии. Можно и не спрашивать, откуда я знаю итальянский язык и почему исполняю арии из опер на итальянском.

- Ну, это вас, наверное, осаждали молодые журналисты, пришедшие на радио и в газеты уже в середине 90-х годов. А старшее, среднее поколения хорошо знают и Георга Отса, и Маргариту Войтес, и Хендрика Крумма... Эстония вообще славилась раньше своими блистательными певцами. А что теперь? Скажите, не теряем ли мы эту прежнюю славу? Рождает ли теперь эстонская земля певцов такого масштаба? Где они?

- Знаете, меня в России не раз спрашивали о Маргарите Войтес, об Ану Кааль... Сожалели, что нет уже Тийта Куузика, Хендрика Крумма. Наши гастроли помнят... Помнят, например, как пел Хендрик Крумм в Большом театре партию в "Трубадуре". После одной из его арий занавес открывали 14 раз. Вы только представьте себе -14... Такой гром аплодисментов был, зрители никак не могли успокоиться. И это заслуженный успех. Голос у Хендрика был крепкий, звонкий, теноровый. И вообще он весь был как можжевельник. Природные данные у него были, быть может, чуть похуже, чем у других певцов, но, зато он был трудяга. И сумел пробиться...

Того поколения сейчас уже практически нет. Это были великаны, особые таланты, особые, я бы сказал, характеры. Таких пока нет. И был даже некий страх, что уже не будет. Но все-таки появляются. Есть уже хорошие молодые певцы, их уже начинают узнавать. Вот в Москве мы давали концерт памяти Георга Отса, его ведь и сейчас в России помнят, очень любят. И там хорошо принимали Ясси Захарова, Надю Курем... В прошлом году мы с Пилле Лилль, молодой певицей, были в Израиле, пели там 14-ю симфонию Шостаковича. А дирижировал Эри Клас, и это был замечательный концерт.

Уже есть у нас Айн Ангер, хороший бас, он выиграл в Латвии международный конкурс. А один мой бывший ученик - Юхан Тралла уже стал солистом знаменитой Венской оперы. И это тоже свидетельство хорошего уровня наших молодых певцов.

Мы, между прочим, очень боялись, что теперь, когда наши подготовительные курсы при Таллиннской консерватории (мы все еще по привычке называем ее так) стали платными, не найдется желающих учиться. У молодых ведь, как правило, денег мало. Но страхи оказались напрасными. Больше того, именно вокальное отделение сейчас наиболее популярно, именно здесь самый значительный конкурс. Все-таки получается, что не деньги - главное в жизни. И если есть большая цель, если есть желание учиться, ничто не мешает, даже отсутствие денег. Хотя известно, что трудности в этой профессии будут, гарантированных рабочих мест никто не предоставляет.

Что ж, это новые времена, и надо уметь находить себя в этих условиях, хотя мы, преподаватели, стараемся помочь всем, чем можем.

Сам Мати Пальм, как я поняла, по своему внутреннему кодексу не очень соответствует нынешним реалиям. Сейчас все концерты, говорит он, практически требуют спонсорской помощи. Однако ему, великолепному артисту, мастеру столь огромного масштаба, как-то не с руки искать этих самых спонсоров. Для него это просто неприемлемо. И я понимаю его всей душой. Все-таки это странно, это поразительно, что не сами спонсоры, кем бы они ни были, ищут таланты, стараются оказаться рядом, чтобы поддержать мастеров, поддержать культуру, поддержать то, что и делает, в конце концов, людей людьми. И как это ни конщунственно звучит, быть может, даже хорошо, что великаны сцены, которых мы с ним вспоминали, эти замечательные таланты не дожили до того, чтобы иметь необходимость самим обращаться к спонсо-

рам. Но так хочется верить, что времена изменятся...

- Но ведь есть же страны, известные своими замечательными талантами. Быть может, они рождаются и вызревают там, где есть для этого условия, где сложились соответствующие традиции, где есть существенная поддержка?

- Трудно сказать... Вот родился на эстонской земле уникальный талант - Георг Отс, а в России, скажем, такой гений, как Шаляпин. Почему?

Хотя, вы правы, есть страны более музыкальные, более певческие, если можно так выразиться... Италия, конечно... Россия, Болгария, Румыния, Украина. Финляндия тоже. Соединенные Штаты Америки. А вот Англия известна в этом смысле меньше. И Франция тоже... А почему? Быть может, большую роль играют традиции, сложившиеся в той или иной стране. Быть может, сказываются природные возможности голосовых связок. У славян, скажем, вообще хорошие голосовые данные. У монголов неплохие голоса. А вьетнамцы, скажем, не рождают хороших певцов. У них, как правило, голоса маленькие, слабые. Почти то же самое и у японцев. А корейцы, например, имеют очень неплохие вокальные данные. Видите, как все непросто.

Может быть, имеют значение и языковые особенности. Какой-то язык, быть может, более соответствует пению, больше подходит для него.

- Известно, что у вас музыкальная семья. И жена, и дочь, и сын занимались и занимаются музыкой. Но сын, как мы поняли, больше склонен к музыке эстрадной, легкой. Как тут не вспомнить старый фильм "Антон Иванович сердится", где отец, профессор консерватории, признававший только классичес-

кое искусство, порицал дочь, увлекшуюся опереттой. У вас нет в семье такого конфликта? Вы не страдаете от того, что сын ушел от оперной музыки? Вам не кажется, что это измена семейным традициям, отцовскому наследству?

- Нет. Я и сам когда-то в молодости выступал вместе с ансамблем "Лайне", гастролировал с ними на Украине. Приходилось ведь зарабатывать. Я даже играл на танцах. Жизнь большая, в ней много было всего...

- Я слышала, что вы и спортом занимались очень активно, были даже чемпионом Эстонии по толканию ядра. Неужели это совместимо - ядро и классическая музыка?

- Почему же нет? А вы знаете, что Георг Отс был прекрасным пловцом, учрежден даже кубок имени Георга Отса. А Ану Кааль, великолепная оперная певица, была альпинисткой. Урве Таутс, меццо-сопрано, занималась греблей. А Хендрик Крумм был штангистом. Очень хорошо играл в настольный теннис. И это естественно. Спорт очень важен для артиста, тем более оперного певца. Тут ведь необходима огромная выносливость - и физическая, и психологическая. Быть может, если бы я не занимался спортом, то и не говорил бы с вами сегодня. Быть может, давно бы уже не выдержал перегрузок. Ведь и оперная партия, и сольный концерт требуют огромной концентрации сил. Надо уметь выложиться до конца в какие-нибудь два часа, выжать из себя все, на что ты способен. Помню, как после выступления на международном конкурсе я еле дотащил свой маленький, полупустой чемо-

дан, столько сил было отдано. А однажды, когда я пел "Летучего голландца" Вагнера, у меня лопнул поясной ремень, такое огромное было напряжение. Но пусть лучше ремень, чем связки...

Нет, спорт артисту необходим. Я и сейчас бегаю по утрам, стараюсь поддерживать форму. Без этого просто не представляю жизни.

Да и всем нам спорт необходим. Я уже несколько лет возглавляю движение "За здоровую Эстонию". Оно объединяет более 5 тысяч человек. У нас нет никаких политических целей, для нас неважно, кто левый, а кто правый и кто в какую коалицию входит. Но нас бесконечно тревожит, волнует, что в Эстонии столь низкая рождаемость, что много больных детей, что растет число заболевших туберкулезом, что распространяется наркомания. Мы выступаем за здоровый образ жизни - и в физическом отношении, и в моральном. Мы выступаем за нормальное питание.

Вспомните, раньше в школах было по 3 урока физкультуры в неделю. Теперь их гораздо меньше. И разве это может быть полезно для детей? А ведь в Европе уже переходят на систему каждодневных занятий физкультурой. Почему же мы так отстаем?

Раньше дети имели возможность проводить лето за городом. Неважно, как назывались эти лагеря - спортивные ли, пионерские... Важно, что дети могли быть в лесу, на берегу моря, в поле. И это было полезно. В начале 90-х, как вы, очевидно, помните, почти все лагеря закрылись. Это было страшно, очень тревожно. Хорошо, что теперь положение стало как-то выправляться. Теперь уже около 40 тысяч детей могут провести какое-то время летом на природе.

- Скажите, а для себя вы разработали какой-то особый образ жизни? Считается ведь, что певцы должны особенно беречь голос. В вашей жизни много ограничений? В питании, например, в отношениях с людьми...

- Ну, есть, конечно, определенные правила, которые должен знать и соблюдать певец. Не утомлять голос, например, перед концертом, не пить спиртное, не курить. Конечно, не простужаться... Но это вовсе не значит, что я должен во всем ограничивать себя. Никогда не кутаюсь, вообще не ношу перчаток, не закрываю рот и горло шарфом. Георг Отс, помню, тоже никогда не кутался, купался в холодном море, ловил рыбу. Словом, вел совершенно нормальную жизнь. Надо просто постараться быть здоровым.

Мне, кстати, приходилось в своей жизни оказываться в разных условиях, сидеть ночами в аэропортах, если непогода мешала самолету вылететь своевременно, ездить в холодных поездах. Как-то из жаркой Алма-Аты, пронизанной солнцем, мы очень быстро попали в холодный, промерзший северный Казахстан. Техника не выдержала перепада температур. А мы ничего, даже не простудились. И пели в большом зале, наполненном людьми.

Хочу сказать вам, что дорога артиста - это все-таки довольно скользкая колея. Тут много соблазнов, много странных людей крутится порой рядом. И нужна жесткая самодисциплина, трезвый ум, умение держать себя в руках.

- А ваши поклонники не падали с балконов, как бывало, на концертах Лемешева? Такие легенды были...

- Нет, не падали. Наверное, мне было легче. Хотя, помню, после исполнения "Атиллы" (мы первыми в СССР поставили эту оперу) некая поклонница больше 20 раз присылала мне цветы, засыпала письмами. Ну что ж, внимание публики приятно, если оно не чрезмерно.

- А все-таки есть ли у вас самые любимые, самые дорогие оперные партии?

- Трудно сказать... Всегда стараешься сделать все, как можно лучше. Хотя, пожалуй, любимые есть. Быть может, это самые трудные... Борис Годунов, конечно. Филипп из "Дон Карлоса", Мефистофель из одноименной оперы Бойто. Это ведь интересные роли не только с точки зрения вокалиста, хотя и в этом отношении они трудны. Но это поразительные сценические характеры. Трагические фигуры во власти. И их очень интересно воплотить на сцене. Поразмышлять вместе со зрителями о таких, скажем, проблемах, как власть и народ, или, например, отношения соперников во власти...

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee