Сегодня: 25 августа 2019 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 20:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1085

Мир рушится

Комментарии (0)  |  06.03.2001 08:16

Если коллективный договор не будет заключен, то...

1 марта 2001 года закончилось действие коллективного договора, заключенного между профсоюзом железнодорожников Эстонии и Профсоюзом локомотивных бригад с одной стороны и Эстонской железной дорогой с другой. Как же случилось, что предприятие, успешно работавшее в течение последних лет, пользующееся авторитетом и доверием деловых партнеров, оказалось в ситуации, когда не действует трудовой мир? Можно ли считать это продолжением несуразиц, связанных с приватизацией, или проблема назревала давно, просто эти события совпали по времени?

НАТАЛЬЯ РУДЗЬ,

член правления профсоюза железнодорожников Эстонии

В начале января профсоюз направил администрации письмо с предложением начать переговоры по новому коллективному договору. Переговоры как-то сразу не заладились. Представители работодателя на первую встречу 18 января прибыли не имея полномочий. Это не были случайные люди, но порядок есть порядок: состав комиссии все же должен быть утвержден приказом генерального директора. Мы просто обменялись мнениями и нам сказали в довольно категоричной форме, что административный совет предложил заключить новый коллективный договор на прежних условиях. Более того, ни о каких невыполненных обязательствах по предыдущему договору (на что мы обратили внимание в своем письме) речи вестись не будет, так как денег просто нет.

Мы встретились с председателем административного совета Эстонской железной дороги Ардо ОЯСАЛУ, попросив внести ясность. Ведь дорога неплохо сработала в прошлом году, почему же люди не могут рассчитывать на увеличение своих доходов. И что ответить тем категориям работников, кому предполагалось повысить заработную плату, но до которых руки так и не дошли. Ардо Оясалу внятно дал понять, что для этих целей деньги у предприятия есть. Но на следующей встрече комиссии по переговорам повторилось то же самое: денег нет и говорить о повышении бесполезно. Практически каждую неделю мы старались обосновать свои требования, но встречи заканчивались ничем.

В числе тех, кому не была поднята зарплата, оказались работники службы движения, поездные диспетчеры, начальники станций. Аргументы нельзя было назвать убедительными. Поездными диспетчерами, мол, занимаются. Мы верим, но хотелось бы все-таки знать, как еще долго придется ждать. Ведь повышение должно было быть в июне прошлого года. С этой категорией работников вообще сложилась не совсем нормальная ситуация. Поездные диспетчеры - это работники наиболее высокой квалификации. Для них была создана система поощрений, и в удачный месяц так называемые премиальные выплаты составляли до 30% от зарплаты. Но в 1999 году сначала исчезли 10%, затем в 2000-м еще 10%. Но на вопросы недоуменных работников отвечали: вы ведь получили не меньше того, что указано в ваших трудовых договорах. Тут может возникнуть вопрос: почему же люди молчали? Не молчали! Но ведь в наше время самый сильный аргумент везде один и тот же: не хотите так работать - на ваше место найдутся другие. Можно вспомнить и более сильный аргумент: какая у вас категория по эстонскому языку?..

С начальниками станций ситуация еще интереснее. Нам говорят: о начальниках станций вообще нет речи, так как они - представители администрации. Возможно, но они члены профсоюза, и заключенный договор не выполнен по этой категории работников. Стоит ли удивляться, что после таких встреч появляется очередное заявление от начальника станции: прошу не считать меня больше членом профсоюза. Могу допустить, что в них говорит не только обида, скорее всего, на них оказали давление.

Мы радовались, когда наконец появился у нас Закон о профсоюзах. Казалось, что если государство признает за работниками право объединяться, то в нас, наконец, увидят партнеров. Ведь в профсоюз вступают, как правило, активные, неравнодушные люди, которым небезразлично, как они живут, как будут жить их дети. Уже в течение нескольких лет работники подают в суд и выигрывают дела с помощью профсоюза не потому, что нам нравится состояние противостояния, а потому, что представители администрации допускают нарушения закона. Может быть, есть смысл не допускать подобных случаев? Считал ли кто-нибудь потери от такого положения дел?

Странно, что ситуация "я - начальник, ты - дурак" все еще в моде. А ведь, наверное, не было бы хуже, если бы приветствовалась инициатива работников. В конце концов, мы понимаем: от нас во многом зависит финансовое состояние фирмы и наши доходы.

Но мы не понимаем, что происходит сейчас. Почему представители администрации постоянно повторяют, что у них нет полномочий говорить о повышении зарплаты, так как они ограничены решением административного совета, а председатель этого же совета говорит, что деньги есть? Кто из них не совсем искренен? Или нас так мало принимают в расчет, что действительно не собираются делиться частью прибыли, заработанной нами же?

Одним из аргументов против подписания договора на новых условиях является то, что администрация не хочет брать на себя обязательства, которые не сможет выполнить. Якобы людям не подняли зарплаты потому, что профсоюз вынудил руководство в прошлом году согласиться на трудновыполнимые условия. Ой ли? Что-то не помнится, что тот договор был подписан без тщательного обсуждения. А, может быть, дело все же в том, что председатель административного совета еще и советник министра дорог и связи, представитель государства в сделке по приватизации Эстонской железной дороги, и наши партнеры по переговорам действительно поставлены в очень жесткие рамки?

Так много вопросов, но нет ответов. 3 марта на состоявшемся собрании члены совета уполномоченных профсоюза железнодорожников Эстонии приняли такое решение: если на следующих раундах переговоров не будут достигнуты соглашения по заключению нового коллективного договора, то профсоюз прерывает трудовой мир и оставляет за собой право обращаться к государственному примирителю. И опять вопрос: кому выгодно такое противостояние? Неужели искусственное обострение ситуации на достаточно благополучном предприятии - это чья-то цель. Или предприятие не такое уж и благополучное?

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee