Сегодня: 04 июня 2020 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 21:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1124

Доктор Пеэп ПЫДДЕР: Беда в том, что реформы у нас проводят политруки

Комментарии (0)  |  16.02.2001 07:16

Борис ТУХ

Заведующий Мустамяэской поликлиникой доктор Пеэп Пыддер пишет свою фамилию через два «д». Как герой Освободительной войны. На мой вопрос, не родственником ли ему приходится генерал Пыддер, врач ответил утвердительно. «У нас в семье вообще было немало военных», - добавил он. Генерал Пыддер был человеком отчаянной храбрости. В наше время проявлять воинскую доблесть, слава Богу, не требуется, однако гражданское мужество - удел немногих. Доктор Пыддер - из числа этих немногих. О реформе, жертвой которой пало наше здравоохранение, он говорит все, что думает.

Ha pyинах Гетеборгской катастрофы

Не навреди! Гиппократ.

- Когда речь заходит о реформе здравоохранения и ее последствиях, медики часто упоминают какую-то «Гетеборгскую катастрофу». Скажите, доктор Пыддер, что это за штука такая? - Гетеборгская катастрофа - это случай, который имел место в Швеции. Наши врачи вспомнили о ней, когда в Таллинне началась реформа здравоохранения. Такой уж народ медики: если они сталкиваются с какой-то незнакомой болячкой, они поднимают больничные архивы, ищут похожие случаи в прошлом, чтобы знать, каких неприятностей от этой хвори следует ожидать. Мы искали аналоги по всей Европе и нашли в Швеции, в Гетеборге, городе с населением 430-450 тысяч, то есть по своим параметрам очень близком к Таллинну. Лет десять назад там объединили больницы, укрупнили их... - То есть проделали то же самое, что собирается устроить в Таллинне наш неподражаемый вице-мэр Антс Леэметс, не к ночи будь помянут? - Вот именно. Только в Швеции эта реформа кончилась тем, что уровень здравоохранения резко упал, а автору ее пришлось удалиться в изгнание, куда-то на Север. А термин Гетеборгская катастрофа утвердился в профессиональном лексиконе медиков. Нет, конечно, злонамеренности в действиях этого реформатора не было. Он хотел как лучше... - ...А получилось как всегда. - Точно! Так что реформы - это далеко не так просто, как кажется со стороны. Тем более, что у нас реформы проводят не специалисты. Врачи стремятся к стабильности, чтобы по возможности лучше и полнее обслуживать пациентов. Мы не любим резких телодвижений! Потому-то мы и разыскали автора Гетеборгской катастрофы, пригласили его в Таллинн и провели в отеле «Виру» семинар. На котором очень убедительно было показано, как маленькие стабильные системы, которыми являлись больницы, от укрупнения приходили в упадок, как ухудшилось медицинское обслуживание населения...

Кризис

Вы, больной, сначала выздоровейте, что навряд ли, а потом критику наводите! Михаил Зощенко.

- Швеция - страна богатая, но и там результат оказался плачевным. Чего уж тогда говорить о нас? - Вопрос в том, насколько компетентны реформаторы. И своевременно ли проводится реформа. Факт в том, что наше здравоохранение находится в кризисе. Однако та реформа, которая проводится у нас, не ведет к коренным преобразованиям в системе здравоохранения. Есть два способа государственного руководства здравоохранением. Первый: парламент решает, сколько денег из бюджета можно выделить на медицину. После чего медицинские экономисты и менеджеры собираются, подсчитывают и говорят: за эти деньги мы можем обеспечить народу столько-то здоровья. Второй: парламент заявляет медикам - вот столько-то здоровья для народа мы хотим от вас. Нам для этого нужна такая вот сумма, отвечают медики. Оба этих способа нормальны. А в Эстонии применяется третий: Рийгикогу решает, сколько денег выделить на здравоохранение, и требует от врачей за эти деньги столько-то здоровья. А цифры-то не соответствуют друг другу! - И в результате?... - В результате возникает дефицит медицинских услуг. Мы вынуждены говорить пациенту: «Да, мы оказываем такую-то услугу, но сейчас на нее очередь!». Фактически мы врем больному! Ведь если сейчас мы не можем оказать ему такую услугу, значит, для него она не существует. Во-вторых, мы устраиваем скрытый дефицит. - Например? Например - случай Трийну-Лийз. У девочки был порок сердца. В Эстонии ее родителям заявили: случай безнадежный, медицина, увы, бессильна. А в Финляндии ей сделали операцию, которая прошла успешно. Наши врачи опять были вынуждены лгать вместо того, чтобы честно признаться: «Да, медицина в состоянии вылечить вашего ребенка, но наша нищета не позволяет нам это сделать!». В-третьих, мы пользуемся старыми, дешевыми и не слишком эффективными методами, потому что современные дорогие лекарства нашей медицине не по карману. В-четвертых, мы вынуждены брать дополнительные деньги. - Из бюджета? - Не смешите! С пациентов! Объясняем: эту услугу мы оказываем за счет пациента. Скажем, искусственное оплодотворение и многое еще другое. И в-пятых, мы заставляем врачей работать бесплатно. Потому что не все имеют карточки больничной кассы, но не оставишь же человека без помощи!

Реформаторы против конкуренции

Мы не пашем, не сеем, не строим, Мы гордимся общественным строем! Песенка из кинофильма «Забытая мелодия для флейты».

- Реформа облегчит положение? - Скорее, наоборот! Основной ее недостаток - она убивает конкуренцию между медицинскими учреждениями. В результате укрупнения в Таллинне останутся три объединенные больницы: одна региональная и две центральные, которые-то и будут обслуживать горожан. Вот эти две центральные и делят между собой рынок. Две монополии, а хозяин-то один! Так что они всегда между собой договорятся. А когда нет конкуренции, цены растут. - Парадоксальная ситуация. Основы реформы заложил в бытность свою социальным министром Тоомас Вилозиус, член Реформистской партии. В Таллинне реформы проводит вице-мэр Антс Леэметс, тоже реформист. Партия эта считает себя такой правой, такой капиталистической. А фактически уничтожает свободный рынок и конкуренцию, которые являются столпами капитализма! - Дело не в конкретной партии. Нынешний социальный министр Эйки Нестор представляет партию Умеренных. Дело в менталитете. Вспомним советскую эпоху. Тогда у нас была одна партия. Руководящая и направляющая. Однако реальное руководство экономикой и обществом осуществлялось несколько иначе. Во главе колхоза, скажем, стоял председатель, человек с высшим агрономическим или зоотехническим образованием, который прекрасно знал, когда пахать, когда сеять, чем кормить коров и т.д. Ну а рядом с ним находился освобожденный парторг, который следил за соблюдением линии партии. В армии передвижением войск и прочими оперативно-тактическими вопросами занимался генерал, окончивший военную академию, а политрук был нужен опять же для соблюдения линии партии. На капитанском мостике теплохода стоял моряк с дипломом штурмана дальнего плавания, а помполита, чьей задачей было следить за тем, чтобы матросы в иностранном порту не разбежались, на мостик не пускали - да он и сам бы не пошел! У нас система многопартийная. Каждая партия хочет быть руководящей и направляющей. Но руководят и направляют не профессионалы, а захватившие все важные посты политруки. Неважно, кто ты по профессии, чем руководил в прошлом: банком, баней или театром. Партия бросила тебя на социальную сферу - вот и крутись! Дело не в г-не Леэметсе. Он - человек, своеобразно мыслящий, с ним бывает любопытно поговорить...

Ловкие ребята

Один из них утоп. Ему купили гроб. И вот вам результат... Агата Кристи. «10 негритят».

- Вы чрезвычайно великодушны! - ...Дело в том, что за каждой реформой стоят групповые интересы. Возьмем проект «Здравоохранение Эстонии - 2015». Заказали его шведам. Потом выяснилось, что за одним составителем - фирма, строящая больницы, за другим - производитель медицинского оборудования, за третьим - фирма, делающая компьютерное программное обеспечение для медицинских учреждений. Эти ребята за эстонские деньги провели для себя мониторинг эстонского медицинского рынка - и все! Наши реформаторы-политруки понятия не имеют о том, что здравоохранение - чрезвычайно информационноемкая система. Ее развитие можно пустить естественным путем: там, где возникают проблемы, оперативно решать их, а в остальное не вмешиваться; само естественное течение процесса вывезет нас куда нужно, развитие здравоохранения пойдет синхронно с развитием общества. Есть другая возможность - очень активное вторжение в развитие. Она обозначается термином фузия. Так вот, из научной литературы следует, что в 99% случаев фузия не срабатывает. Есть и третья, очень дорогая, возможность - мощное вливание финансов и новых технологий. Естественным путем наши реформаторы идти не хотят: ведь тогда в них нет никакой надобности. На третий путь нет средств. Остается фузия. И вот вам результат: рухнула Тартуская университетская клиника. Там все больницы слили воедино. Отчасти сократили руководство. Но куда больше ушло врачей. Причем уволились не те, от кого хотелось избавиться; уволились дельные специалисты. Убедившись в том, что фузия дала обычный результат, тартусцы попытались пойти третьим путем - встали на пустыре позади больницы Маарьямыйза и сказали: «Дайте нам 3 миллиарда крон, и мы воздвигнем здесь современный медицинский городок, который в будущем позволит нам лечить эффективно и дешево!». - Откуда же взять такую прорву денег? - Проект «Здравоохранение Эстонии - 2015» предусматривает, между прочим, вложение в здравоохранение шести миллиардов крон. Как сказано в проекте, по большей части за счет иностранных инвестиций. В результате здоровье жителей Эстонии окажется в руках иностранных медицинских концернов. А уж они-то за свои инвестиции выкачают из нас немалую прибыль! - И лечение станет еще дороже! - Повторяю: единственный способ избежать этого - острая конкуренция на рынке медицинских услуг. Но ведь у нас этого не понимают! Наши реформаторы строят очень левую и непомерно централизованную систему. Игнорируя мировое развитие здравоохранения. В медицине все системы инфоемкие и рассредоточенные. А у нас стремятся к централизованной инфобедной системе. Наши политруки равняются на то, что происходит в современном автомобилестроении. Там налицо слияние и укрупнение: концерн Volkswagen ныне - это и Audi, и SEAT, и Љkoda и еще ряд фирм... Но ведь это - информационно бедная система. Унифицированные модули; конвейеры, на которых рабочие-сборщики производят ограниченное количество одних и тех же движений. А те отрасли автомобилестроения, которые требуют переработки огромного объема информации, предвидения, яркой конструкторской мысли - автодизайн, к примеру, - стоят на маленьких, уникальных предприятиях, вроде итальянской Pininfarina. И медицина - информационно емкая система. Здоровье человека - штучный товар!

Нас ведут в Алма-Ату 1978 года

Кто газеты не читает, начинает отставать: Он все то еще внедряет, что пора искоренять. Масс, Червинский, Дыховичный и Слободской. «Гурий Львович Синичкин».

- Таллиннцы ропщут на хитроумный план г-на Леэметса всех прикрепить к семейным врачам. Во-первых, люди фактически лишены права выбирать. Во-вторых, получить от семейного врача направление к специалисту очень трудно. В-третьих, как стало известно, отдельные семейные врачи берут деньги с пациентов, хотя это не положено... - Тут не о семейных врачах надо говорить, а о системе. В 1978 г. конгресс Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по семейным врачам прошел в Алма-Ате: ВОЗ считала, что система семейных врачей лучше всего работает в СССР. - ?... - Речь шла об участковых врачах. А название не важно, важна суть. Участковые врачи прекрасно знали всех своих пациентов, знали каждую их болячку. Конец 70-х-начало 80-х годов - это звездный час системы семейных врачей. Но сегодня она безнадежно устарела. Дело в том, что есть болезни, с которыми участковый или семейный, называйте как хотите, врач сталкивается раз в два-три года. Он не может быть вездесущ. Я не уверен, что он, столкнувшись с таким редким случаем, сможет поставить диагноз и назначить лечение. А к специалисту, работающему в достаточно населенном регионе, скажем, в Гетеборге и Таллинне, стекаются все случаи из его области, и он встречается с таким заболеванием уже не раз в два года, а двадцать раз в год! Страны с высокоразвитой системой здравоохранения давно отказались от института семейных врачей. Швеция, принявшая закон о семейных врачах, сегодня практически не применяет его. Англия, наиболее передовая в этом смысле страна, ввела Found Holder’s System; в США работает система страхования от несчастных случаев, причем болезнь включена в число несчастных случаев, и фонд или страховая компания ищет для заболевшего клиента врача или клинику, оказывающих нужную медицинскую услугу максимально качественно и по возможности дешево. То есть опять же все строится на жесточайшей конкуренции внутри здравоохранения! - Выходит, мы опять идем в обратную сторону? - Получается, что так.

Барышня в окошке

Больничной кассы Лучше быть здоровым, но богатым, чем бедным, но больным. Народная мудрость

- Итак, у них страхование от несчастных случаев, обеспечивающее интересы клиента, а у нас - Больничная касса с барышней Йессе, чья зарплата выше зарплаты президента республики. - В Эстонии многие управленцы зарабатывают намного больше. - Они работают на частных предприятиях. - Тут, скорее, острота в том, что барышня Йессе служит в очень болезненном секторе. Где зарплаты других специалистов, скажем, медсестер, невысоки. Но хуже всего то, что за деньги налогоплательщиков Больничная касса позволяет себе принимать некомпетентные решения. Проблема в том, что на это место следует принимать по конкурсу. А барышня Йессе оказалась там безо всякого конкурса. - Откуда вообще чудо такое? - Насколько я знаю, она получила диплом врача, окончив Тартуский университет, но по специальности не работала. Была советником Реформистской партии по медицине, потом служила в Больничной кассе по части PR. А председателем кассы стала потому, что выигравший конкурс Тоомас Палу отказался работать за такую маленькую зарплату. - Ну да, до этого года зарплата была «всего-навсего» 14000 крон, зато теперь 36000. Но ведь Тоомас Палу вошел в правление кассы и получает процентов на 10 меньше председательницы. - Забавно другое: Палу взял полуторагодовой отпуск без содержания в Мировом банке, где он служит консультантом по здравоохранению. Там платят намного больше. Так что он, можно сказать, бескорыстно согласился немножко помочь Отечеству. Но беда его в том, что он оторвался от ситуации в Эстонии - и вряд ли мог с места в карьер войти в суть дела.

Реформы книжная и туристическая

Из дальних странствий возвратясь, Какой-то дворянин, а может быть и князь... Иван Крылов.

- Да что это у нас за несчастье такое с реформами творится! - Скажу по секрету: беда в том, что реформы у нас бывают двух видов: книжная и туристическая. Первая случается так. Сидит чиновник, плюет в потолок, и вдруг от скуки раскрывает книжку по специальности. В нашем случае по организации здравоохранения. Одолев ее, он приходит к выводу, что в ней заключена вся премудрость - и тут же начинает претворять вычитанное в жизнь. Но по организации здравоохранения существуют тысячи книг - и еще хорошо, если ему попадется книга, относящаяся к mainstream’y в этой области. А если какая-нибудь маргинальная - тогда уж совсем скверно! Политруку ведь невдомек, что следует прочесть книг двести, составить по ним системное мировоззрение и применить усвоенные знания к нашим социальным и геополитическим условиям. Туристическая реформа, в отличие от книжной, - процесс постоянный и вялотекущий. Допустим, чиновника пригласили ознакомиться с голландской системой здравоохранения. Ему понравились голландское пиво, тюльпаны и кое-что еще, ну уж и система здравоохранения заодно - она ведь там действительно хороша. Вернувшись, он тут же начинает ее внедрять. Но тут приходит приглашение из Англии. Биг-Бен, Вестминстерское аббатство, скачки в Дерби и натуральный шотландский виски, а также английская система здравоохранения пленяют его еще больше, и он, вернувшись в Таллинн, начинает перестраивать вверенный ему участок на английский лад. Но тут вырисовывается поездка в Испанию и... Одним словом, узнай, куда съездил подвизающийся в твоей области политрук, прочти изданную в той стране популярную брошюру по здравоохранению - и ты с 99-процентной точностью угадаешь содержание очередной реформы.

Реформа должна иметь имя. И фамилию.

Политический труп хорошо пахнет. Максимин Фракиец, Римский император 203-211 гг. от Р.Х.

- Есть ли средство от этой вялотекущей реформаторской шизофрении? - Понимаете, это я с вами выражаю свою точку зрения, но и я - человек подневольный, и если начальство приказывает, я вынужден брать под козырек и выполнять! Но как гражданин скажу: каждая реформа должна иметь имя. Не просто реформа здравоохранения, а реформа Вилозиуса. Или реформа Леэметса. И если реформа принесла вред, то мы знаем имя и фамилию конкретного виновника. К сожалению, у нас отсутствует такой феномен, как политические трупы. Что бы политик ни делал, он всегда всплывет. На Западе же крупные оплошности приводят к тому, что виновник становится политическим трупом, и ему остается только уйти в частную жизнь и писать мемуары. В мировом здравоохранении существуют три системы, и каждая связана с конкретным именем. Есть система организации здравоохранения Семашко - она названа по имени советского наркома здравоохранения и, между прочим, замечательного врача; ее до сих пор применяют в ряде стран, причем не обязательно социалистических. Есть система медицинского страхования Бисмарка - и немцы считают, что она входит в список наиболее весомых исторических заслуг железного канцлера. В Великобритании есть система Бевериджа. Творцы их давно уже ушли из жизни, а имена сохраняются! Если у нас реформы получат имена своих авторов - и если потом эти реформы с треском лопнут, то их авторы превратятся в политические трупы. - А так как речь идет о здравоохранении, то можно вывести следующую математическую формулу: больше политических трупов - меньше физических!

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee