Сегодня: 08 августа 2020 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 21:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1126

Реформа образования - от министерства до школы

Комментарии (0)  |  14.02.2001 16:13

Тынис Лукас: «Я не считаю переход в гимназиях

на эстонский язык обучения популистским лозунгом»

Министерство образования и его руководитель Тынис ЛУКАС последнее время частенько попадают под пристальное внимание прессы. Причин много. Завершается подготовка к переезду министерства в Тарту, разворачивается программа перехода в 2007 году русскоязычных гимназий на эстонский язык обучения и многое другое. Министр Тынис Лукас ответил на вопросы главного редактора «Эстонии» Ильи НИКИФОРОВА.

Чем продиктован планируемый переезд министерства образования в Тарту и не связано ли это с дискуссией в прессе вокруг идеи создания некоего единого Таллиннского университета?

Переезд министерства образования в Тарту - это не просто переезд, а изменение самой структуры министерства и принципов управления. Реформа университетов и высшего образования в целом также требует системного подхода. Нынешнее либеральное развитие высшего образования лишено системности. Высших школ в Эстонии возникло великое множество, а требования к ним были невысоки. Скажем так: четыре десятка высших учебных заведений для Эстонии - это много. Но переезд никак не связан с дискуссиями вокруг объединения Таллиннского педагогического и технического университетов.

Поддерживает ли, на ваш взгляд, общественное мнение перемещение министерства из столицы в Тарту?

Я могу сказать, что в 1999 году было проведено исследование общественного мнения. Задавался, в частности, и вопрос: могут ли некоторые органы государственной власти находиться за пределами Таллинна? Большинство отнеслось к этому положительно, а свыше трети опрошенных твердо сказали: «ДА». Можно утверждать, что общественность поддерживает идею, что часть государственных органов могла бы располагаться и не в Таллинне.

Конкретного исследования о переезде министерства образования именно в Тарту не проводилось, но на данном этапе это и не главное. Кстати, предложение перевести министерство образования в Тарту было сделано Академическим советом при Президенте еще в 1997 году и записано в коалиционном соглашении.

Это - изменение в общем подходе к управлению образованием, и нам еще понадобится доказать состоятельность этой новой структуры управления. А пока противостояние переменам и переезду очень большое. Но все-таки оно и не столь велико. Если посмотреть на домашнюю страничку в интернете т.н. тартуского проекта, то там очень много положительных отзывов и статей лидеров общественного мнения. А если учесть и реакцию людей на предложение работать в новом тартуском министерстве, то заметен большой интерес с их стороны. Могу заверить, что это одна из горячих тем в прессе, и общественное мнение с этим потихонечку свыкнется, точно так же, как привыкли к тому, что Государственный суд расположен в Тарту.

Учителя, руководство школ с русским языком обучения всерьез опасаются, что из-за переезда министерства образования в Тарту оставав-

шихся без работы чиновников министерства будут трудоустраивать в школы, увольняя действующих директоров, завучей и педагогов. Поговаривают, что директоров русских школ увольняют для того, чтобы освободить места для чиновников из министерства?

Это - сплетни. У нас сейчас идут переговоры с работниками министерства - хотят они дальше работать в министерстве или не заинтересованы. Но вовсе нет такого, что если кто-то не хочет переезжать в Тарту, то мы такого-то и такого-то директора школы увольняем и предоставляем это место бывшему министерскому чиновнику. Это - абсурд.

Если кто-то из работников министерства хочет баллотироваться на место школьного директора в рамках обычного конкурса, то - пожалуйста. Министерству школы не принадлежат. Они - муниципальные. Министерство не проводит и не может проводить такой политики, чтобы министерские работники замещали директоров школ и выгоняли их с мест.

Что в свете последних поправок в Закон об основной школе и гимназии означает «эстонская гимназия», в которую должны превратиться к 2007 году и русские гимназии в Эстонии?

В 1993 году был принят Закон о переходе гимназического образования на эстонский язык к 2000 году. В 1996 году этот срок был продлен до 2007 года с тем, что в 2007 году и начнется переход. Тем самым был продлен переходный период, чтобы он стал мягче. Это - во-первых.

Во-вторых, вы знаете, что в 2000 году было внесено изменение в закон, чтобы определить, что вообще означает «эстонская гимназия». Согласно закону, таковой можно считать школу, где 60 процентов преподавания ведется на эстонском языке. Остальное - на других языках. В придачу к этому могут быть и частные школы и частноправовые. На сегодня в соответствии с занятой Рийгикогу позицией какой-то застыв-

шей радикальной модели не существует.

Я считаю, что объявленный переход с 2007 года на эстонский язык обучения в гимназиях не является популистским лозунгом. Такой переход вполне возможен в русле изменений, которые сейчас осуществляются. Исследования и опросы, проведенные в 1998 году, показали, что у родителей и учеников из моделей образования более всего как нормальные и приемлемые поддерживаются такие, чтобы основная школа стала двуязычной (два учебных предмета на эстонском языке, но в основном обучение на русском), а гимназия - обучение на эстонском языке с блоком родной культуры и языка. В целом, половина объема изучаемых предметов осталась бы на русском языке. Я такой вариант не считаю очень жестоким.

Из сорока процентов преподавания на неэстонском языке стоит исключить еще процентов 15, так как этот объем учебного времени уйдет на изучение разнообразных иностранных языков. Для обучения на родном языке у русскоговорящих подростков останется не больше четверти учебной нагрузки. Так ли это?

40 процентов - это расчеты. Как конкретно разделить эти сорок процентов - вопрос интерпретации. И к решению этого вопроса мы подойдем, когда 2007 год к нам будет поближе. Распределение учебных предметов по языку преподавания не записано в законе. И дискуссии по этому поводу идут постоянно. Одно ясно: и в эстонских школах и в русских школах родители заинтересованы в углубленном изучении иностранных языков. И большего числа языков. Какую долю изучение иностранных языков займет в школьной программе, зависит от школы. Есть обязательная часть школьной программы и часть - по выбору. И вот эта часть по выбору в разных школах будет различной.

Вполне реально себе представить, что требования закона можно при определенных усилиях выполнить в Тарту, Хаапсалу, Валга. Реально ли перейти на фактически эстоноязычную гимназию в Нарве?

В Нарве на сегодня произошли значительные сдвиги. Сейчас такой период, в течение которого (к 2002-2003 гг.) вырабатываются критерии, по которым и можно будет сделать выводы. Школы вырабатывают собственные программы развития. К 2003 году в основных школах будут введены пара профилирующих и пара дополнительных предметов на эстонском языке, и тогда можно будет оценить, что еще требуется. Кому нужно больше помощи и ресурсов. В разных регионах - разные условия. В Нарве, конечно, нет эстоноязычной среды, но есть программы обмена учениками и языковые лагеря. Я не хочу сказать, что в 2007 году все школы будут одинаковы. Но на сегодня я не вижу причин изменять этот срок - 2007 год. В Нарве среди родителей больше желающих отдать своих детей в классы с эстонским языком, чем сейчас возможно принять.

Мы не можем все время рассматривать Ида-Вирумаа на особом положении, потому что тогда молодежь там останется без возможности конкурировать на рынке труда. Если мы скажем, что раз у вас нет возможности практиковаться в эстонском языке, поэтому - учитесь на русском, то у них уменьшатся возможности поступать учиться в университет, искать рабочие места и т.д., и т.п.

Вы прогнозируете сокращение численности учащихся и, соответственно, необходимых для школ педагогов. Многие отличные педагоги-предметники опасаются, что потеряют работу из-за недостаточного владения эстонским языком. А в некоторых СМИ утверждается, что переаттестация и смена директоров и завучей школ с русским языком обучения проводятся с целью скрытой эстонизации нынешней системы школьного образования на русском языке. Директор эстонец якобы приведет за собой завучей эстонцев, те, в свою очередь, учителей-предметников, и к 2007 году школа будет полностью готова к переходу на эстонский язык обучения.

Квалификационные требования - это то, за чем ведется контроль. Если в квалификационные требования учителя входит знание (на определенном уровне) эстонского языка, то соответствие этому требованию проверяется. Разумеется, у того учителя, который соответствует квалификационным требованиям, предпочтительное положение перед тем, который эстонского языка не знает.

Эстонцы конкурируют между собой на тех же самых условиях. Например, для госчиновников тоже существуют конкурсы: английского не знаешь - катись. В этом нет ничего противоестественного. Те, кто знают эстонский язык, в будущем окажутся в предпочтительных условиях. В будущем количество необходимых учителей сократится, возникнет выбор, конкуренция. Конкурсные комиссии, без сомнения, будут выбирать лучших, и если не знаешь эстонского, то трудно будет победить в конкурсе. Но это не государственный конкурс, и конкурсные комиссии не министерские, а муниципальные. Поскольку и школы тоже муниципальные. У конкурсных комиссий нет задачи отстранить от работы людей русской национальности и заменить их эстонцами. Такой национальной грани мы не проводим.

В действующей школьной программе подчеркивается необходимость знания эстонского языка. Многое уже сделано: введены новые учебные программы. Созданы учебники эстонского языка для русских школ. Для учителей-предметников, директоров школ с русским языком обучения организо-

вываются курсы эстонского языка. Согласно принятым в прошлом году поправкам в Закон об основной школе и гимназии, уже с первого сентября эстонский язык изучается в русских школах с первого класса. Подготовлены и учебные пособия. Созданы и работают интеграционные лагеря. Программы обмена. 68 процентов школ уже выбрали себе предметы, которые хотели бы вести на эстонском языке. А с 1 сентября 2002 года у каждой школы должен быть свой план развития.

Как министерство образования относится к дипломам российских вузов, которые были выданы и получены на территории Эстонии?

Если это российские дипломы, занесенные в регистр РФ, акцептированные РФ, то мы их в соответствии с международными соглашениями тоже акцептируем. А раз это часть международных соглашений, мы не можем ничего поставить в вину другому государству. Вне зависимости от того, просто это государство продает за деньги дипломы или, наоборот, требует за диплом очень ответственной работы, экзаменов и зачетов. Может быть, где-то купля-продажа дипломов и происходит, но мы не можем подозревать другое государство. Дипломы РФ - это дипломы РФ.

А с другой стороны, к филиалам российских вузов, действующим на территории Эстонии, мы можем предъявлять соответствующие требования. Если филиал работает, то должен соответствовать установленным требованиям, поскольку себя рекламирует и действует как университет. Разрешение на работу или закрытие этой институции зависит уже от наших законов. Это наша позиция в отношении получения российских дипломов о высшем образовании.

По мнению учителей школ с русским языком обучения, многие издаваемые в Эстонии на русском языке учебники изобилуют ошибками, искажением фактического материала, отличаются недоброкачественным переводом и плохой редактурой. Периодически проверяющие школы комиссии фактически запрещают использовать другие учебники, например, российские, даже по математике. Сотрудники министерства неохотно идут на обсуждение этих проблем. Некоторые авторы учебников демонстрируют снобизм и презрение к мнению налогоплательщиков, за чей счет издаются учебники и оплачивается труд авторов. Намерено ли министерство образования обновлять учебники и учебные пособия?

Этим делом занимаются издательства. Все, что может министерство сделать для улучшения качества учебников, - это организовать семинары и теоретически поддержать коллективы авторов учебников. Одна из наших проблем - это переводные учебники. Мы руководствуемся тем, что по всей стране действует одна и та же учебная программа. Но я согласен с тем, что какую-либо деталь в учебнике можно сервировать по-разному для русских или для эстонских учеников. Просто нет такого автора, который методически грамотно это бы осуществил. Были у нас семинары и со специалистами из Москвы, но в итоге учебники так и не были написаны.

Учебники критикуют и в эстонских школах, и сразу по нескольким направлениям. Нередко в учебнике содержатся ошибки или диспропорции, которые заложены уже в самой программе. И мы теперь пересматриваем программы, право на это получил в ходе конкурса Тартуский университет.

Учебник, вышедший в России, может быть методически лучше, но его нельзя официально использовать, потому что он не соответствует нашей учебной программе. Например, там иной порядок подачи материала, чем в наших учебных программах. Но никто не запрещает учителю использовать альтернативный учебник как личное методическое пособие, поскольку хорошо или плохо материал объясняется ученикам, зависит прежде всего от учителя. И учитель, безусловно, может использовать любой материал для подготовки и примеров, но программу и распределение уроков он не может переделать по учебнику другого государства.

Спасибо за интервью.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee