Сегодня: 24 октября 2017 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости
Стоит ли брать кредит для осуществления своей мечты?
В настоящее время по этому поводу не существует единого мнения, точно также,...
27.09.2017 14:26

Анаболические стероиды в спортивной фармакологии
Фармакологические препараты способны улучшить физическую выносливость...
16.07.2017 02:44

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1005

СТРАХ. Девяносто первый и другие годы

Комментарии (0)  |  26.01.2001 10:10

Марианна ТАРАСЕНКО

Все начинается с детства

Страх впитывается с молоком матери и растет в детском саду. Русские детские сады закрывают. Схема их уничтожения проста. Вот, например, какой случай мне рассказали. Был один садик, а комнату в этом садике снимала некая Очень христианская миссия европейского розлива. Понравилось ей в садике, прижилась она там. А через некоторое время из очень высоких инстанций, ну прямо практически со стороны городских властей предыдущего состава, стали просачиваться в прессу слухи о том, что садик этот планируется прикрыть. Хотя вроде бы не за что. Пресса сладострастно схватилась за перо и с возмущением довела эти слухи до сведения общественности. Но толку от того, что пресса возмущалась, было для садика очень мало: проинформированная общественность в лице родителей воспитанников похватала своих детей и бросилась по другим детсадам. А садик действительно прикрыли - за неполный комплект детей. Слава Богу, хоть Очень христианская миссия совершила воистину христианский поступок и не дала опустевшему зданию пропасть: заняла его полностью. А вот другой случай. Есть еще один садик. По весне он тоже попал в список тех, которые якобы собираются прихлопнуть. И якобы за тот же «недокомплект детей». Их действительно слегка не хватало - человек на 10 было меньше, чем положено. Но зато на следующий год заявлений от родителей было аж на 17 больше, чем требовалось. То есть «докомплект», и где-то даже «перекомплект» стоял на пороге, громко стучал в дверь и тонким сиротским голосом просил, чтобы его впустили. Но слухи о закрытии снова просочились в прессу, и снова перепуганные насмерть родители похватали свои заявления обратно, а многие - и уже ходивших в этот садик детей. И естественно, опять приключился роковой «недокомплект». И естественно, Горсобрание вынесло решение о закрытии учреждения. А садик-то находится в самом центре микрорайона, территория его обширна и подъехать к нему на машине очень легко с любой стороны. И автобусные остановки недалеко, и магазины... Интересно, кто туда вселится? Поживем - увидим.

Время слухов

Говорят еще много о чем. Говорят, что идет целенаправленная кампания по уничтожению лучших русских школ. По прикидкам аналитиков поневоле, сценарий кампании таков: в школу с целью проверки является комиссия, находит к чему придраться (а найти к чему придраться, если не в учебном плане, то в финансовом, можно всегда), и директор снимается. На его место в результате конкурса совершенно случайно попадает очень послушный и свободно владеющий государственным языком человек, который, в свою очередь, начинает кампанию по зачистке. В результате этой «кампании в кампании» из школы каким-то загадочным образом начинают исчезать именно те учителя, которые и составляли ее цвет: вдруг выясняется, что у кого-то возраст пенсионный, кто-то работает не по специальности, кто-то что-то нарушил, а кто-то не сдал язык на соответствующую категорию. Некоторые уходят сами, добровольно и с песнями, и обычно не в другую школу, а в иные сферы. Школа некоторое время держится на былой славе, а затем начинает хиреть. Тут спохватываются те родители, которые заинтересованы в получении их детьми максимально хорошего образования, и переводят детей в другие школы. Оставшиеся приличные учителя воют от контингента учащихся, и руки у них опускаются - исчезает стимул всерьез готовиться к урокам, а тем временем школа продолжает приходить в упадок. Все чаще туда заглядывают наркодилеры, из туалетов начинает попахивать, прогулы и воинствующее невежество становятся нормой... Короче говоря, все идет к тому, что к 2007 году от школы остается нечто такое, что прикрыть и перевести на эстонский язык (уже опять-таки при новом директоре и новых учителях) не только не жалко, но и представляется единственным разумным выходом из сложившейся ситуации. Но последние события, а в частности - планируемый переезд Министерства образования в Тарту, внесли в этот сценарий свои коррективы. Теперь поговаривают, что места директоров русских школ освобождаются уже не для «послушных русских», а для эстонцев. Тех самых чиновников министерства, которые не хотят покидать столицу. Но надо же им где-то работать начальниками! А вслед за ними в русские школы придут завучи-эстонцы, а следом - эстонцы-учителя русского языка. Посмотрим, оправдаются ли эти оптимистические прогнозы. Во всяком случае, подобное предположение должно вдохновить наше учительство на написание доносов уже на вновь пришедших директоров из числа «послушных», с тем чтобы они не ощущали себя незаменимыми.

Время доносов

Кстати, по слухам же, роковые проверки чаще всего бывают спровоцированы именно доносами. Пишут все, умеющие писать и не имеющие совести, пишут по любому поводу. Родители строчат жалобы на учителей. Учителя - на администрацию. Члены администрации - друг на друга и на чиновников из вышестоящих инстанций. Пишут всюду - в Департамент образования, Министерство образования, в Языковую инспекцию, в Налоговый департамент, в газеты. А еще звонят. У газеты в этой ситуации два выхода. Первый - не разобравшись опубликовать забойный материал о безобразиях, допущенных определенным учителем при попустительстве определенной администрации. В этом случае будут недовольны те, кого обвиняют, и очень довольны жалобщики. Второй - попытаться разобраться объективно ровно настолько, насколько на это способны люди сторонние. В этом случае довольных не будет вообще. У остальных же адресатов жалобщиков выход один - сигнал проверить. О результатах проверок - смотри выше. Почему люди жалуются? Для некоторых это - единственный путь каким-то образом защитить себя от несправедливости. Цель большинства - свести счеты с действительным или воображаемым обидчиком. Или конкурентом. Или просто неприятным, с его точки зрения, человеком. А поскольку неуязвимых людей практически не бывает (главное - либо нащупать слабое место своей жертвы, либо написать всюду, куда только фантазия подскажет, - и пусть сами копают, глядишь, что-нибудь да найдут), то цель эта чаще всего достигается. Предположим, мне, учительнице R, не нравится завуч N, и мне не жалко ни денег на конверты, ни фантазии на святое и благородное дело: сживание ее со свету. Что делаю я? Я пишу в полицию (копия в прокуратуру), что у нее поддельный эстонский паспорт, в КаПо (копия в Министерство внутренних дел) - что она российская шпионка, в Языковую инспекцию (копия в Интерпол) - что свидетельство о сдаче экзамена на знание государственного языка она купила на рынке Кадака, в Налоговый департамент (копия в ООН, так, на всякий пожарный) - что она уклоняется, в Министерство образования (копия в Академию наук) - что ее специальность по диплому не соответствует, в санэпидстацию (копия в Международный Красный Крест) - что у нее СПИД, а в газеты (во все сразу), что она избивает детей, учителей и даже директора школы, а кроме того берет взятки и не чистит зубы. И все, дело сделано. Даже если некоторые из моих доносов будут отправлены не по адресу, свое дело они сделают: весь город будет знать, какая завуч паскуда, а все инстанции будут под нее копать. И обязательно что-нибудь накопают, может быть, даже такое, что мне и в голову не пришло. А если даже не накопают и в результате многочисленных проверок выяснится, что паспорт у нее российский, а родной язык, наоборот, эстонский, полное соответствие специальности занимаемой должности, совсем нет денег и зубов, а вместо СПИДа - гипертония, то все равно остается подозрение в шпионаже и злостном хулиганстве. А даже если эти подозрения в силу каких-то причин вдруг будут сняты, то завуча все равно уволят - за то, что так подставилась. А не уволят - так отправят на инвалидность, поскольку после всех тасканий по инстанциям и проверок, любому, даже очень здоровому человеку, инвалидность просто гарантирована. А я буду хихикать и потирать ручонки. Но очень недолго, поскольку вскоре получу бумерангом по лбу.

Как справедливость торжествует

На место съеденного мною завуча придет другой. И кто сказал, что он понравится мне больше предыдущего, что он не будет ущемлять мои права и составлять расписание именно так, как нужно мне? А вдруг и я ему не понравлюсь, и он тоже решит меня скушать, на что у него имеются свои проверенные методы? А если я мать ученика и писала доносы на учителя, то кто даст мне гарантию, что на место этого гнусного учителя не придет другой, еще более омерзительный? И уже будет ставить моему гениальному отпрыску не тройки, за которые я так обиделась, а двойки? Поднявший меч от меча погибнет. Мышиная возня в русских школах на руку тем, кто собирается их извести. А в этом ему изо всех сил помогают сами школы. В школе боятся доносов. Но пишут. Администрация боится своих подчиненных. Учителя боятся коллег - в любой момент подсидеть готовы - и администрации: посетят уроки и останутся недовольными - это полбеды, а вот проверят документацию... Странная вещь, но чем лучше учитель, тем хуже у него с оформлением документов. Хотя почему странная? Талантливые люди обычно несобранны и особым педантизмом не отличаются. Как легко поймать хорошего учителя с плохо заполненной бумажкой! И прижучить, чтоб неповадно было. А как легко поймать хорошего директора! Действительно хорошего, которого сегодняшняя ситуация в школе вынуждает с утра до ночи зубрить государственный язык, на каникулах погружаться в него с головой, а в свободное от этого время - ловчить и выкручиваться, причем не для собственного удовольствия, а с единственной целью: сохранить хоть что-то, что осталось от нашего образования. Потому что если следовать инструкциям, то от него не останется ничего: за все последние годы я, например, не могу вспомнить ни одного решения, постановления или еще какого указания министерства, которое шло бы образованию на пользу. Если кто-то может - пусть подскажет.

Кто кого перебоится

И учителя, и администрация боятся Департамента и Министерства образования. Причем кого больше, их или друг друга - это еще вопрос. Чиновники вселяющих ужас инстанций боятся своего начальства и сигналов снизу - от недовольных из числа доносивших: не так проверили, получили взятку и пошли на поводу у негодяев, закрывая глаза на все творящиеся вопиющие безобразия. И не зря боятся. Если по такому «сигналу» придет следующая комиссия, то она обязательно что-нибудь найдет, даже если никаких нарушений нет. Потому что будет бояться, что и на нее напишут. А первую комиссию после этого обязательно накажут. Педагоги и проверяющие комиссии боятся родителей. Мало того, что среди них встречаются профессиональные склочники или люди со связями «на самом верху», но иногда и просто хулиганы и психически неуравновешенные, которые время на писанину тратить не будут, а просто придут и подерутся с обидчиком. А родители смертельно боятся учителей. Потому что когда твое чадо непослушное, ленивое и лопоухое, ты его все равно любишь, а вдруг учителя возьмут и невзлюбят? И за оттопыренное ухо оттаскают? А вы-то дома это ухо всей семьей мыли, целовали и любовались, как красиво просвечивает через него солнце, озаряя всю комнату розовым светом... Но это отдельный вид страха, а всех остальных объединяет одно: страх потерять работу. И отсюда вытекает вторая после помешательства на доносах ошибка: молчаливая покорность и боязнь лишний раз открыть рот. Привожу пример. Слыша со всех сторон жалобы на то, что при проверках в школах очень сильно бранят за использование российских учебников в качестве вспомогательного материала, а также за малейшее несоответствие учебного плана, написанного заранее, записям в журнале, обращаюсь с вопросом к инспектору из министерства, так ли это. Инспектор с возмущением отвергает подобные обвинения и, поскольку разговор на эту тему у нас возникал уже неоднократно, предлагает устроить ее встречу в моем присутствии с теми учителями, которые смогут повторить ей эти обвинения в лицо. Журналист будет считаться гарантом неприкосновенности смельчаков. Предлагаю учителям. «Ты что, - говорят, - с ума сошла? Какие там гарантии! Ты себе представляешь, что с нами потом будет?» А представляют ли они себе, что с ними и так будет «потом»? А не учит ли нас история тому, что с молчаливыми и покорными справиться гораздо легче, чем с теми, кто не боится и не молчит? Но у нас существуют две крайности: либо мы пакостим исподтишка, причем не только другим, но и самим себе, либо демонстрируем заячью пугливость и овечью покорность. А еще боятся ученики. Что их не примут в ту школу, в которую хотелось бы, не возьмут в гимназический класс, что их невзлюбит учитель, что они плохо сдадут государственные экзамены, что никуда они не поступят или не хватит денег заплатить за обучение в вузе, что жизнь не задастся... И все вместе боятся того, что образование на русском языке прихлопнут. А его обязательно прихлопнут. Благодаря нам самим. Старинная пословица учит нас: кто чего боится, то с ним и случится. Извините, если кого обидела.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee