Сегодня: 22 октября 2017 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости
Стоит ли брать кредит для осуществления своей мечты?
В настоящее время по этому поводу не существует единого мнения, точно также,...
27.09.2017 14:26

Анаболические стероиды в спортивной фармакологии
Фармакологические препараты способны улучшить физическую выносливость...
16.07.2017 02:44

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1005

Исправимо то, что вовремя замечено

Комментарии (0)  |  18.01.2001 07:37

Марианна ТАРАСЕНКО

В минувшую субботу в Таллинне состоялось торжественное открытие Коррекционно-интеграционного центра для русских детей, страдающих психоречевыми нарушениями. Организация носит имя французского врача Поля Брока, обнаружившего речевой центр в головном мозге. Как и большинство великих открытий, это тоже было сделано случайно. Хотя, что в нашей жизни есть случайность, а что - закономерность? По словам Паскаля, случайные открытия совершают только подготовленные умы. Так вот, когда к Брока принесли получившего на дуэли добрый удар шпагой в голову и потерявшего от этого дар речи человека, доктор оказался вполне подготовленным для своего открытия. Такими же подготовленными тоже к открытию, и тоже центра - да простится автору эта игра слов - оказались и два человека из Таллинна. Идея организации логопедического центра для русских ребятишек возникла у логопеда Галины Чижик давно. А филолог, учитель эстонского языка Ивари Веэ, мечтал всерьез заняться интеграционной работой. Пути их пересеклись...

Галина Чижик: Современные дети начинают говорить позже. А врачи и знакомые родителей успокаивают, мол, ничего страшного, заговорит, куда денется. Я же скажу так: если ваш ребенок к двум с половиной годам не заговорил фразами, то все основания для беспокойства есть. Работа по исправлению мелких речевых дефектов для логопедов практически отошла в прошлое. В нашей республике 60 процентов всех нарушений у детей - психоречевые. По словам одной местной ученой дамы, в Брюсселе над этой статистикой просто обхохотались, сказали, что такого быть не может, от силы бывает процентов 20. Можно продолжать смеяться и дальше, но как бы потом не заплакать. К сожалению, у нас в республике сейчас такая политика - не обращать внимание на в чем-то отстающих детей - отстают, и бог с ними, дворниками будут. А между тем, если вовремя заметить, что с ребенком не все благополучно, то в большинстве случаев причины этого можно устранить. Еще одна ошибка, которую допускают современные русские родители, - помещают неговорящего ребенка в иноязычную среду. Считают, что после этого он заговорит сразу на двух языках. В лучшем же случае он заговорит только на эстонском, в худшем - ни на одном. - А как же дети, растущие в смешанных семьях? Когда, мать, например, с младенчества говорит с ребенком по-русски, а отец - по-эстонски? nИвари Веэ: Это другое дело. В таких детях уже в генах заложена способность и к одному языку, и к другому. - А в дореволюционных русских дворянских семьях? Гувернантка-француженка, бонна-англичанка, немка... Правда, не все сразу, да и встречались дворяне, не говорящие на свое родном языке. Но для многих это заканчивалось более чем благополучно: владели и русским, и несколькими иностранными языками абсолютно свободно. nИвари Веэ: Вы не учитываете того, что далеко не все русские дворяне были чисто русскими по крови - это во-первых. А во-вторых, их родители тоже владели иностранными языками, и бабки с дедами. Так что в любом случае мы опять-таки можем говорить о генах. nГалина Чижик: И еще одно, о чем сейчас принято забывать - строжайшие режим и дисциплина. Царевич ты, княжна - подъем в семь утра и дальше все распланировано на целый день без никаких поблажек. А что не так - могут и высечь, не посмотрят, что ты голубой крови. - Кстати, объясните мне вот что. Я встречала стариков из дворянских семей, которые с благодарностью и даже некоторым трепетом вспоминали, как их папенька, бывалоча порол. И никаких обид. А между тем считается, что физические наказания губят детскую психику. nГ.Ч.: Это объясняется тем, что дети намного мудрее и справедливее нас. Если ребенок чувствует, что его наказали и, может быть, даже несильно побили за дело, то он не обижается. Губят несправедливые и жестокие наказания. Точно так же губительны непосильные требования родителей. Ребенок не говорит, а от него именно требуют, чтобы он заговорил, а сами при этом с ним практически не общаются, ссылаясь на занятость. В результате приводят к нам со словами «вот наш мальчик, мы с ним абсолютно не справляемся, делайте, что хотите». На самом деле, есть вещи, которыми должны заниматься не родители, точнее, не только родители. Это воспитание и образование. И мать, и отец могут здесь помогать, прислушиваясь к рекомендациям специалистов, но не в коем случае, не заниматься «самолечением», особенно в тех случаях, где имеют место психоречевые нарушения. - Логопедические задачи центра понятны. А как быть с интеграционными? Вы знаете, в последнее время у меня стало складываться впечатление, что в той самой «интеграции в эстонское общество», о которой так много говорят и которая на самом деле подразумевает процесс несколько односторонний, не заинтересованы сами эстонцы. nИ.В.: Правильное у вас впечатление. А почему эстонская община должна быть в этом заинтересована? Ведь в итоге все упирается в экономику. Неужели эстонцы захотят, чтобы увеличилась конкуренция на рынке занятости, в бизнесе, в политике? Поэтому вся эта программа интеграции - просто лицемерие на государственном уровне. - А вам тогда зачем интеграция? nИ.В.: Наверное, я тупой (cмеется). А может быть, потому, что я попал в русскую среду. Или просто мне не нравится нечестная игра. Я собирался делать на эту тему цикл публикаций в эстонской прессе. Мои знакомые журналисты были «за», а потом пришло какое-то указание сверху, и мне предложили просто написать как бы письмо в газету. Естественно, это меня не устроило. Очень обидно - среди эстонцев немало добрых и хороших людей, которые прекрасно понимают «русские проблемы» и в глубине души сочувствуют им. Но все равно в большинстве своем это люди с политическими и генетическими тормозами - по отношению к России и, как следствие, ко всему русскому. Как-то ко мне подошел мой ученик, прекрасно говорящий по-эстонски, и спросил, сколько складок на юбке в эстонском национальном костюме. Я отшутился. А он мне говорит: «Вот как же так, вы учитель и не знаете. А я из-за этого не сдал экзамен на гражданство». Вы можете себе представить, что я ощущал? Странно у нас понимается интеграция - складки считаем и измеряем диаметр брошек. И язык эстонский изучается не для владения, а «на категорию». Ко мне приходят и спрашивают: «А на какую категорию вы учите?» Но я просто учу языку, чтобы человек им владел. - А после этого вы удивляетесь, что русских детей отдают в эстонские школы и садики. Естественно, родители не хотят лишать своих отпрысков будущего. nГ.Ч.: Бывает, приводят к нам ребенка, он весь серый, понос, рвота. Начинаем разбираться в чем дело, выясняется что его отдали в эстонскую школу против его воли. В результате - стресс. nИ.В.: Или приводят ребенка постарше, лет 12, тоже русского из эстонской школы, а у него к родителям одна, но очень крупная претензия: а что это они русские? Он их стесняется. - Бывает еще так. После начальной эстонской школы родители по каким-то причинам спохватываются и переводят ребенка в русскую, где его тоже поджидает стресс - программы не совпадают, с русским письменным проблемы... Но вернемся все-таки к дошколятам. Так что, нельзя русского ребенка в эстонский садик отдавать? nГ.Ч.: Можно. Но только в том случае, если он уже прилично говорит на родном языке, и если у него нет проблем с развитием и здоровьем. nИ.В.: А вы видите большой смысл в эстонском садике? Сейчас во многих из них столько русских детей, что ни о каком изучении ими эстонского языка и речи не идет. Они тусуются между собой помаленьку, а воспитатели втихую радуются. Но вот когда начинается подготовка к школе, заметьте, именно к эстонской, то эти ребята и сами не готовятся толком, и эстонским детям мешают. nГ.Ч.: Зачастую поражает некоторый социальный инфантилизм родителей. Ребенку три года, а они хотят от него все сразу: компьютер, английский, эстонский, начинают сами учить читать. И при этом забывают, что только в игре ребенок развивается интеллектуально, поскольку игра - это модель мира. А мать удивляется: «Играть? А как? Я сама не умею». И приходится ее учить - оденьте куклу, разденьте куклу, идите с ней в гости... Задачи центра Брока делятся на три части. Первая часть - коррекционная, то есть опытные логопед-психолог и невропатолог здесь помогают справиться с проблемами, имеющимися у детей. Вторая - информативная: можно проверить здоровье ребенка, определить круг его способностей, получить информацию о детских садах и школах, о медицинских учреждениях для детей с речевыми проблемами у нас и за рубежом. И третья - интеграционная. Языковые курсы (эстонский, русский, английский и французский) рассчитаны больше на взрослых, но при наличии заявок могут организовываться и для детей. Интеграция понимается в Центре несколько иначе, чем у нас в государстве. Непонятым дома детям помогают интегрироваться в семью, а семье - в социум. Особые проблемы у семей, о которых говорилось выше: ребенок из эстонской школы, стесняющийся русских родителей. Таким семьям надо помогать сплотиться (для чего родителям тоже неплохо бы выучить эстонский), а затем определить место этой семьи в социуме. Эти три направления могут быть параллельными, а могут и смыкаться. До официального открытия Центр Брока просуществовал более полугода. Когда же при помощи представительства посольства Канады в Эстонии удалось сделать ремонт, состоялось и торжественное открытие, на которое были приглашены все, кто поддержал Ивари Веэ и Галину Чижик в их нелегком начинании. Пожелаем же им успеха.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee