Сегодня: 22 октября 2017 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости
Стоит ли брать кредит для осуществления своей мечты?
В настоящее время по этому поводу не существует единого мнения, точно также,...
27.09.2017 14:26

Анаболические стероиды в спортивной фармакологии
Фармакологические препараты способны улучшить физическую выносливость...
16.07.2017 02:44

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1005

Молодые

Комментарии (0)  |  09.01.2001 09:46

Что приходит на смену комсомолу и пионерским играм...

О чем мы думаем в эти первые дни наступившего года, нового века, нового тысячелетия? Наверное, все-таки, в первую очередь, о детях... Ведь для многих из нас именно они - главное. Они - наша боль, наша мука, наше счастье, наша гордость. Что с ними происходит? Что их ожидает? Как решаются проблемы молодых? В чем они состоят, эти проблемы? Какую роль может играть в решении этих проблем государство? Что можем сделать для них, молодых, мы сами? А что должны делать они?

Обо всем этом наш корреспондент НЕЛЛИ КУЗНЕЦОВА беседует сегодня с ТОЙВО СИККОМ, заведующим отделом молодежи Министерства образования Эстонии.

- Если смотреть в наступивший век с его, так сказать, порога, с сегодняшнего дня, то какие проблемы, связанные с молодыми, их настоящим и будущим, кажутся вам, господин Сикк, наиболее серьезными, требующими особого внимания общества?

- Ну, сначала, очевидно, надо определить, что означает само это понятие - молодежь. В законе о молодежной работе, принятом нашим парламентом, подчеркивается, что это люди в возрасте от 7 до 26 лет. Довольно широкий слой, правда? И значит, спектр проблем тоже достаточно широк. Но есть, разумеется, и общие проблемы... Среди них на одном из первых мест я отметил бы, скажем, проблемы экологии. Какие ресурсы мы оставим нашим детям, внукам? Как будет влиять экологическая ситуация на их здоровье? Об этом надо думать сегодня. Так же, как и о проблеме рождаемости... Если мы хотим, чтобы страна жила и развивалась, надо думать о ее населении, надо, чтобы в стране были рабочие руки. А это, в свою очередь, связано и с проблемой постановки образования. Очевидно, будущему поколению (или поколениям) придется учиться много больше, чем это делали мы.

- Сейчас все тревожнее говорят о нынешней молодежи, о ее вкусах, пристрастиях, нравственных устоях. Многие считают даже, что порог тысячелетия перешагивает поколение бездуховных, криминально ориентированных и политически агрессивных молодых людей, хотя лично мне это кажется преувеличением. Но все же считается, что именно эти черты историки назовут определяющими лицо нынешнего поколения. Так же, как, скажем, считали, что героизм присущ молодежи 40-50-х годов, а романтизм - молодежи 60-х. А что думаете вы? Вы ведь много лет работаете с молодыми, хорошо знаете нынешнюю молодежь. Она вам кажется в целом благополучной?

- И да, и нет... Да - потому что не только мой опыт, но и многие исследования показывают: нынешние молодые считают чрезвычайно важным для себя получить образование. Мы многим задавали вопрос: как бы вы потратили деньги, если бы они у вас были? И в большинстве случаев нам говорили, что деньги нужны для продолжения образования. А это уже хорошо. Это опрокидывает многие бытующие ныне представления.

Мне думается, и русская молодежь чувствует себя лучше. Если опросы начала 90-х годов показывали, что многие молодые русские хотели бы уехать из Эстонии, то теперь картина другая. Социологические исследования, проведенные в 1997-1998 годах, убеждают, что такого стремления уже нет. Если кому-то и хочется уехать, то именно для того, чтобы получить образование. А потом все-таки вернуться в Эстонию. А почему бы и нет? Мир открыт сейчас, возможности большие. Надо, конечно, в полной мере ими пользоваться.

Но основания для тревоги за молодежь тоже есть. Вы ведь и сами видите, что в обществе произошло значительное расслоение, существует заметная дифференциация доходов, заработных плат у родителей. А это означает, что есть довольно большая группа молодежи, которая не может позволить себе того, чего ей хочется. Я говорю не только о еде и одежде, но в большей степени - о кружках, о разных программах, в которых может и должна была бы участвовать молодежь. Но ведь кружки в большинстве случаев платные. Можно сказать, что кружковая работа в школах сейчас на более низком уровне, чем прежде. И это плохо. Тут, я думаю, гораздо активнее должно действовать местное самоуправление. Оно ведь тоже должно быть заинтересовано в том, чтобы занять молодежь чем-то полезным, не дать ей возможности уйти в наркоманию, быть отброшенной в объятия СПИДа.

- Ну вот и вы заговорили о наркомании, о СПИДе. Да и как не заговорить... Все мы понимаем, что опасность слишком велика. А что делается, что должно делаться, на ваш взгляд, чтобы как-то уберечь ребят?

- Тут есть два пути. Первый - это все-таки ЗНАНИЕ. Надо добиться того, чтобы каждый школьник, студент, все подростки, все молодые люди понимали, ЧЕМ грозят наркотики, что опасен даже первый, самый маленький шажок в этом направлении. Некоторые ведь пробуют наркотик просто от скуки, как говорится, от нечего делать. А потом уже вырваться трудно.

Мне кажется, нет, я убежден, что снизить накал проблемы можно лишь заняв ребят чем-то увлекательным для них, какой-то активной полезной деятельностью.

- Ну раньше были пионерские, комсомольские организации. Ребята, подростки, вообще молодые люди ходили в походы, сидели у костров, что-то строили, во что-то играли сообща. А теперь...

- И теперь есть такие возможности. И есть молодежные организации. Их становится все больше, и они привлекают к себе все большее количество молодых. Они, кстати, поддерживаются теперь и на государственном уровне. Если в 1999 году молодежные организации не получили от государства ни одной кроны, то в прошлом году на их поддержку было направлено уже 775 тысяч крон, а в этом году предусматривается уже 1200 тысяч крон. Помимо этого поддерживаются и отдельные проекты молодежных организаций. В прошлом году именно для поддержки проектов было выделено 600 тысяч крон, а в этом - будет уже 750 тысяч. Но было бы очень важно, повторю, полезно, если бы существенную помощь молодежным организациям оказывали и органы местного самоуправления.

В соответствии с законом, принятым Рийгикогу, у нас создан Регистр молодежных организаций. Те, которые занесены в этот Регистр, могут рассчитывать на поддержку государства.

- А какие это организации? Можете ли вы назвать хотя бы некоторые, чтобы наши читатели могли иметь представление о движении в нынешней молодежной среде.

- Если начать с самых маленьких, то надо, конечно, назвать ELO - организацию «успешных детей». Как раз сейчас для них организован зимний лагерь. Потом - Союз эстонских скаутов, Союз эстонских гайдов, дружина эстонских скаутов, организации «Молодые орлы» и «Дочери Отечества». Можно назвать также и Союз молодых христиан, и студенческие организации. Словом, их много...

- И это, конечно, хорошо. Но насколько я понимаю, организации с такими названиями существовали в Эстонии до 1940 года. Иными словами, восстанавливаются традиции...

- Да. До 40-го года в Эстонии был тоже молодежный Регистр. В нем значились 344 организации, среди них - 8 крупных, общегосударственных. Потом, конечно, все эти организации были распущены. Хотя мы знаем, что в свое время Крупская именно деятельность и распорядок скаутов использовала для создания пионерской организации, прибавив к этому соответствующую идеологию. Но весь наш опыт говорит, что идеология плохо приживается в детских умах и детских сердцах, ребят интересует совсем другое. А борьба за идеи становится важной для тех, кто постарше, кому уже 18-20. Скаутские организации, кстати, и направлены на то, что бы дети ходили в походы, закаливались физически, чтобы они учились помогать тем, кто нуждается в помощи, чтобы они познавали ценности, важные для всех - понятия Родины, дружбы, порядочности и т.д.

- И поневоле напрашивается вопрос: у молодых эстонцев есть эти традиции молодежных организаций, к которым сегодня можно вернуться, а что есть, на ваш взгляд, у русскоговорящей молодежи?

- А разве у русских не было скаутов? Они были еще в царское время. И среди первых скаутских организаций в Эстонии в те далекие годы были именно русские. Так что традиции есть... Недаром ведь в Нарве возник скаутский клуб «Чайка». Есть и другие организации русскоговорящей молодежи, скажем, молодые социал-демократы в Силламяэ, или в том же городе - молодые христиане. Но должен заметить, что в Эстонии нет и не может быть ни одной официально зарегистрированной молодежной организации, в уставе которой было бы записано, что в нее вступать могут только эстонцы. Я вообще не думаю, что организации должны создаваться по национальному признаку.

- Но так пока складывается на практике, и причины этого, в общем, понятны. Кстати, встречаясь со старшеклассниками русских школ, мы не раз убеждались, что ребята как бы отталкиваются от официальной Эстонии. Они говорят, что любят страну Эстонию, ее природу, что здесь у них друзья, товарищи, родители. Словом, здесь дом... Но они зачастую не знают политиков, государственных деятелей Эстонии, у них нет здесь кумиров, уважаемых лидеров. Поневоле вспоминаются слова поэта: «Живем, не чуя под собой страны...» Может быть, это потому, что ребята не чувствуют внимания государства к себе? Может быть, сказывается семейный опыт, трудности родителей с работой, паспортами, гражданством?

- Знаете, я думаю, что одна из главных наших проблем, если говорить о работе с молодежью, это руководители. Ведь можно делать очень много... Есть возможность выпускать школьную газету, там может быть и рубрика «политическая жизнь Эстонии». Можно создать школьное радио. Мы, кстати, не раз в таких случаях помогали. Я помню, в школе, где я учился, был стенд, где вывешивались газеты, где раз в неделю обязательно обобщались новости со всей Эстонии. Разве это так трудно сделать? Было бы только желание... У нас, кстати, бывают летние семинары для тех ребят, которые занимаются школьными газетами. Можно организовать встречи с представителями молодежных организаций Эстонии. Есть ведь и Союз ученических самоуправлений. Здесь можно получить немало полезной информации. У этой организации есть и свой сайт в Интернете.

Хотя должен сказать, что картина в целом не кажется мне такой черно-белой. Опросы, которые проводились среди русскоговорящей молодежи, показывают: русские ребята даже лучше, чем эстонцы, знают, что делается на уровне, скажем, местного самоуправления. В 92-м году, да, знали больше о том, что происходит за рубежом. В 97-м, как показали исследования, больше знают о событиях в Эстонии. Так что тенденции таковы...

- И это хорошо, конечно. Но как вы думаете, почему все-таки среди русских ребят больше наркоманов, употребляющих к тому же самые страшные, тяжелые наркотики? Не стоят ли за этим явлением социальные причины, даже, быть может, политические, отсутствие перспективы, будущего у них в этой стране? Один из русских политиков как-то выдвинул даже лозунг: надо воспитывать маленьких волчат, пусть они обеспечивают себе место под солнцем зубами, локтями и т.д. Отсутствие перспективы - это страшное дело. Хотя, конечно, у нас много прекрасных ребят, умных, талантливых, которые показывают великолепные результаты.

- Вот именно. Но я думаю, если не попробуешь учиться, стараться получить хорошую, современную профессию, жить активно и целеустремленно, то и не будешь знать, есть ли у тебя перспективы.

Очевидно, мы должны восстановить нечто вроде профориентации, в старших классах школы давать возможность ребятам бывать на каких-то предприятиях, в фирмах, учреждениях. Пусть они сами посмотрят, годится ли это для них, какие знания им нужны, чтобы получить место, сделать карьеру в этой фирме. Сейчас пока школа и взрослая, так сказать, трудовая жизнь как-то слишком оторваны друг от друга. Надо через этот ров перебросить мостик.

- Раньше, когда предприятия были государственными, все это было проще...

- А как это делается в Германии или, скажем, в Италии? Там ведь сплошь частные фирмы: Я думаю, что через пару лет мы тоже придем к этой системе.

Знаете, какая тут есть проблема? Министерство социальных дел совместно с Торгово-промышленной палатой провели недавно исследования, которые дали поразительный результат: мы научили молодых хотеть учиться, получать знания, но мы не научили их работать. А ведь работа - это не только знания, это еще и дисциплина, и отношение к своей фирме, и еще многое другое.

Что же касается перспектив, то тут, я бы сказал, нет большой разницы между эстонской и русской молодежью. В эстонских школах тоже немало растерянных, недовольных, неготовых к взрослой жизни.

Я сегодня уже несколько раз ссылался на результаты социологических опросов. Сошлюсь еще раз. Вот данные исследования на тему: «Возмож-

ности учащихся в своем родном городе или уезде». Нам хотелось выяснить, как они сами оценивают эти возможности.

- И что же оказалось?

- Самые низкие оценки таких возможностей дают Йыгева, Ярвамаа, Валгамаа. Выше оценивают свои возможности ребята в Пярну, Ида-Вирумаа, Тарту. По Эстонии в целом удовлетворены своим положением 54% опрошенных молодых людей. В Ида-Вирумаа - 59,4%, в Йыхви - 43,3%, в Ляэнемаа - 38,8%, а это ведь эстонский регион.

- Вообще-то эти цифры удивляют, поскольку всем известно, как велика безработица на Северо-Востоке, насколько тяжело положение у людей...

- Ну, тут можно было бы говорить много. О структурной безработице, о том, что не хватает именно квалифицированных рабочих рук. Или о так называемой длинной безрабо

тице...

Главное, что я хотел бы подчеркнуть: у нас есть возможность сейчас создавать центры активизации, открытые молодежные центры. Но этим должны заняться местные власти. Есть и еще момент... Если какая-нибудь фирма или организация создает рабочее место специально для молодого человека, не имевшего работы больше 6 месяцев, то в первые полгода государство выплачивает ему 1600 крон зарплаты. В последующие полгода - половину этой суммы.

- И что - это правило действует?

- Да. С 1 октября прошлого года... Должен сказать, что законодательная база для работы с молодежью, развития молодых людей сейчас уже вполне достаточна. Нужны инициативные люди, нужны новые мысли, идеи. Мы уже начали немало проектов, и они должны продолжаться. Я думаю, что лучше вкладывать средства в превентивную, профилактическую работу, чем тратить их потом в гораздо большем количестве на борьбу с последствиями.

Еще 10 лет назад комсомол был таким пугалом, что слов «молодежная работа» у нас боялись, как огня. Но теперь мы этим понятием пользуемся все более свободно. Быть может, еще не нашлось достаточно соратников, еще мало людей занимаются молодежью на уровне уездов, городов. Но думаю, все еще впереди.

Еще в 1988 году при Президиуме Верховного совета Эстонии была создана специальная группа (в нее входил и я), которая начала тогда разрабатывать государственную молодежную политику. Кстати, именно тогда возникла мысль - создать в Министерстве образования структуру, занимающуюся проблемами молодежи. Сейчас, как видите, она существует. И даже в большем масштабе, чем в начале 90-х.

Самое главное - мы уже тогда понимали, что необходима именно государственная политика по отношению к молодежи, чтобы справиться со многими проблемами. И теперь мы все-таки имеем возможность работать все серьезнее. Важно найти место в обществе для каждого молодого человека, дать ему перспективу, убедить, что надо все время накапливать разный опыт, чтобы не отстать от времени.

Что мы думаем о них, что они думают о себе...

Что тревожит вас в поколении молодых? Какие проблемы молодежи кажутся вам наиболее важными? С такими вопросами мы обратились к представителям разных профессий и возрастов. Как ни странно, в их ответах нашлось много общего. Речь шла о быстро меняющейся действительности, о проблеме выбора и о том, что будущее находится в руках самого человека.

Марк СООСААР, кинорежиссер:

- Я не тревожусь за «молодую поросль». Во все времена новые поколения ставили перед собой новые цели и искали какие-то новые средства для их достижения. Это совершенно нормальное явление. Вокруг есть много талантливых ребят, которые знают, чего хотят. Но, с другой стороны, им приходится нелегко. Несформировавшееся до конца общество не успело еще выработать окончательные правила игры. В этом, пожалуй, и заключается одна из главных трудностей переходного времени.

Вообще, такой общей категории, как «молодежь», по-моему, не существует в природе. Они разные. Есть, например, молодые люди, которые хотят учиться, а есть такие, у кого душа к этому не лежит. Если мы говорим о первых, то им сейчас очень тяжело, потому что родители часто не в состоянии им помогать материально.

Татьяна ЛИСТОПАД, психолог:

- Единственное, что настораживает в молодом поколении, - это нежелание брать на себя ответственность. Но в принципе, это укладывается в рамки возрастных особенностей. Так или иначе, сегодняшние молодые люди располагают большей внутренней свободой, у них есть некая безоглядность, раскованность, чего не было в нашем поколении. О наркотиках и прочих «язвах» говорить не хочется: они присутствуют в жизни, но не могут быть основной характеристикой молодежи.

Теа КАММЕР, театральный работник:

- Все проблемы, по-моему, идут от молодежи нашего государства. С одной стороны, возможностей сейчас много, а с другой - не знаешь, на кого учиться, какая профессия будет котироваться лет эдак через пять. Еще хотелось бы сказать о смене системы ценностей - это, конечно, процесс весьма болезненный. Мы ведь одной ногой стоим в Европе, а другой уперлись в «проклятое прошлое», поэтому и не поспеваем за всем уследить. Вот, например, у нас до сих пор к человеку, часто меняющему место работы, относятся с недоверием. А на Западе это считается вполне нормальным, потому что там давно привыкли и к свободе передвижения, и к свободе выбора.

Юрий ЖИТИН, студент ТПУ:

- Возможностей сейчас хоть отбавляй, можно заниматься чем угодно - в любой точке земного шара. Но чем шире выбор - тем сложнее что-либо выбрать. Учиться в институте или работать, жить здесь или, скажем, в Англии... В общем, можно сказать, что проблема молодежи - это проблема выбора. А что касается тревог, то они, конечно, есть: это связано с поиском места в жизни, с осознанием мира. Сам я чувствую себя довольно уверенно. Думаю, что все у меня будет хорошо.

Елена КОСТИНА, студентка ТУ:

- Поскольку я учусь на IV курсе университета, то мне сейчас ближе проблемы студенческие. В данный момент это сдача сессии. На самом деле, я считаю, что все зависит от тебя самого. Если хочешь чего-то добиться, надо стремиться к этому, искать, куда-то ехать... Мелкие проблемы накапливаются по ходу дела, но если их не решать, они перерастают в большие, и тогда справиться с ними становится значительно труднее. У меня много друзей в Ида-Вирумаа, где ситуация гораздо более сложная, нежели у нас. Нет работы - и молодежь начинает от безделья тратить время неизвестно на что. Но опять-таки не все становятся наркоманами, и это еще раз говорит о том, что судьба - в руках самого человека.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee