Сегодня: 20 августа 2019 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 20:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1085

Правозащитник Сергей Ковалев сравнил нынешнюю «кремлевскую команду» с гестаповцами

Комментарии (0)  |  05.01.2001 13:26

Он заявил это в интервью с московским корреспондентом газеты EESTI PAEVALEHT Астрид КАННЕЛЬ.

- Отчего демократические силы России не способны к единству? - Оттого, что каждый из нас считает себя непогрешимым и полагает, что только он достоин стать лидером. В принципе это такое же явление, какое характерно и для науки: ученые одной школы часто становятся непримиримыми противниками. Люди, называющие себя демократами, понятия не имеют о том, что есть демократия. Демократия - это не единодушие. И не только власть большинства. Демократия - это процедура, которую нужно строго соблюдать и за выполнением которой необходим контроль. Сама по себе демократия не имеет ничего общего с лозунгом «Свобода, равенство и братство». - Почему большинство российской интеллигенции так единодушно поддержало Владимира Путина? - Все они сделали это с чувством определенного стыда. Вот типичная мотивировка: да, я поддерживаю Путина, потому что надеюсь, что он поможет решить проблемы, стоящие перед моим театром. Каждый действовал из собственной корысти. Многие и сегодня надеются, что на Путина можно влиять. Путин умеет произвести на собеседника впечатление, будто он слушает тебя внимательно и с пониманием. А нашей интеллигенции только и надо, чтобы ее выслушали. - Можно ли Путина назвать мудрым человеком? - Разумеется, нет! Просто он достаточно образованный человек. Но это еще не мудрость. Он типичный оперативник КГБ. Стратегическое мышление никогда не входило в его задачи. В противном случае он не отвечал бы профессиональным требованиям. Думаете, я гэбэшников не знаю?! Да я - было дело - целый год был вынужден говорить с ними. И только с ними. Других собеседников у меня не было. Нынешняя «кремлевская команда» из таких и состоит. Те, кто жили при Советской власти, должны еще помнить, как решение, подписанное каким угодно высоким начальством, так и оставалось на бумаге. Конкретное его выполнение или невыполнение - дело чиновника. Гэбисты в Кремле не занимают ритуально высоких постов, но они здесь ключевые фигуры. Когда западные журналисты спрашивают меня, что я думаю о новой «кремлевской команде», я отвечаю: напрягите свое воображение и представьте себе, как в Германии выбирают канцлером человека, который раньше служил в гестапо. - Не кажется ли вам, что интеллигенция погубит Россию - как и в 1917 году? - Она бы погубила, да Господь не допустит. Да и сегодняшняя Россия несравнима с той, что была в 17-м. К счастью, ни у кого нет сил, чтобы перевернуть вверх тормашками державу. В том числе Путину. Кажется, даже члены его команды и аналитики сознают это. - Свободна ли российская пресса? - Если учесть, что цензуры нет... Да, свобода слова существует. Но в то же время независимой прессы у нас нет. Нынешняя власть в России цинична и совершенно бессовестна, но назвать ее бессильной нельзя. Новая «кремлевская команда» прекрасно понимает, что восстановить цензуру не имеет смысла. Чтобы иметь послушную прессу, достаточно организовать неприятности каким-нибудь изданиям или журналистам. Возьмите хотя бы преследование холдинга «Медиа-Мост» и угрозы ликвидировать независимый канал НТВ. Никто не может утверждать, будто власть взяла и сказала: «А вот это публиковать запрещается!» Холдинг ведь обвиняется всего-навсего в неуплате налогов. В то же время заметьте, что внутренняя запрограммированность журналистов советской школы продолжает действовать. И это покрепче любой цензуры - люди без слов понимают, как надо вести себя, чтобы уберечь свою шкуру. - Так наступила в России диктатура или нет? - Кремль умеет добиваться нужного результата, и не пуская в ход кулаки. Посмотрите, как голосует Госдума. Только Кремлю что-то захочется - и конституционное большинство немедля примет нужное решение. Хотя бы восстановление советского гимна. - Вы встанете при его исполнении? - Меня под этот гимн сажали, вот я и буду сидеть. Или если встану, то затем, чтобы выйти вон. - Запад в целом относится к России мягче, чем вы. Не разочаровались ли вы в демократической Европе, которую нефтяной рынок интересует больше, чем люди, гибнущие в Чечне? - Запад усвоил превосходную и универсальную концепцию прав человека. Но в то же время он отклоняется от ее главного принципа: право не должно служить власти и быть политическим средством, право должно быть вне политики. Чечня - не единственный пример отхода Запада от своих принципов. Мы можем то же сказать и о положении в Турции. Я понимаю, что западные лидеры надеялись при Ельцине на продолжение демократических процессов. Они не хотели резко критиковать Ельцина. Но они сделали ставку не на основные демократические ценности, а на одного лидера. - Может, западные лидеры были правы - выступи они против Ельцина, и международная обстановка еще больше осложнилась бы! - Знаете, Коль и Клинтон имеют право на свои взгляды и имеют право отдать ради них свои жизни, но не чужие! А первая война на Северном Кавказе обошлась в 100 000 жизней, и ни одного убитого не звали Коль. ПАСЕ однажды хватило смелости потребовать от Комитета министров исключения России из Совета Европы. Но теперь это забыто. Я уверяю вас: в январе деятельности России в Чечне будет дана более мягкая оценка. И «кремлевская команда» расценит это как свою очередную победу. Вот увидите, России вернут право голоса. - В итоге получается, что западные модели демократии России не годятся? - Россия развивалась в системе, в которой о праве ничего не было известно. В России и сегодня совершенно отсутствует гражданское общество. Чтобы запустить демократические процессы, нужна критическая масса людей, которые поняли бы суть происходящего и необходимость действовать. Не исключаю, что со временем в России может возникнуть такая масса.

Мнение экс-посла: Ковалев знает, во имя чего умирать

Бывший посол Эстонии в Москве Март Хелме заявил: Сергей Адамович Ковалев относится к таким людям, которые знают не только то, ради чего нужно жить, но и то, что есть ценности, ради которых стоит умереть.

В бытность послом в Москве я не раз встречался с Ковалевым, и с первой встречи он оставил впечатление человека деликатного, но обладающего несгибаемой волей. Когда мы впервые встретились (май 1995 г.), он еще входил в команду Ельцина, но ушел оттуда в знак протеста против войны в Чечне. Ковалев доказал миру, что он не просто теоретик-правозащитник, не бессильный российский демократ, но мужественный человек, готовый рискнуть своей жизнью ради спасения чужих жизней. Когда басаевцы захватили больницу в Буденновске, именно Ковалев, чей нравственный авторитет признавали обе стороны, вел переговоры об освобождении заложников и согласился на требование Басаева, чтобы автобусы с боевиками сопровождали добровольцы, гарантирующие их безопасность. Он пошел на этот риск, несмотря на то, что жара была противопоказана его больному сердцу. Ковалев как-то сказал, что пока у России с США хорошие отношения, мы можем не бояться российской пропагандистской шумихи. «Бойтесь Россию, если у нее испортятся отношения с Америкой. Вот тогда ей нечего будет терять», - сказал он.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee