Сегодня: 11 декабря 2019 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 21:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1105

«Россия перед вами в долгу...»

Комментарии (0)  |  12.09.2000 13:44

Эту фразу произнес посол Российской Федерации

в Эстонии Алексей ГЛУХОВ, давая интервью нашей газете.

Он имел в виду нас, русскоговорящих жителей Эстонии, оказавшихся после распада СССР за пределами большой страны. Для многих это оказалось нелегким испытанием. Люди, стоявшие у власти в России в начале 90-х, практически ничего не сделали для облегчения участи русских, оставшихся за пределами Родины. Хотя и сами русские, в общем, не представляли себе, что именно им предстоит пережить, сумеют ли они найти себя, наладить свою жизнь в новых условиях, тем более если они, эти условия, неблагоприятны.

Известно, что у большинства стран, имеющих диаспору за рубежом, существует четкая государственная политика в этом вопросе. В России до сих пор ее не было. Однако теперь положение как будто начинает меняться. Принят Закон о соотечественниках, об отношении к ним. Что это означает для нас? На что мы можем рассчитывать? Как будет впредь строиться государственная политика России по отношению к соотечественникам за рубежом?

А сами мы... Будем ли иждивенцами? Или такой статус нас все-таки не устраивает? Нужны ли мы бывшей своей стране, как нужны, скажем, евреи Израилю или китайцы Китаю, хотя они тоже живут за пределами своих государств. Все это жизненно важные для нас вопросы, так или иначе влияющие на нашу жизнь, будущее наших детей.

Обо всем этом размышляет сегодня на страницах нашей газеты посол Российской Федерации в Эстонии Алексей Глухов. В определенной степени это и подведение некоторых итогов трех последних лет деятельности посла, раздумья о некоторых болезненных точках в эстонско-российских отношениях.

- Как-то незаметно пролетели три года - срок, отведенный для работы посла в стране. В республике уже известно, что вы, господин посол, собираетесь в недалеком будущем нас покинуть. Скажите, Алексей Ильич, с каким чувством вы подводите итоги?

- Ну, официально я еще с республикой не прощаюсь. Оформление моего коллеги, будущего посла еще продолжается. И когда оно достигнет определенной стадии, я, так сказать, начну официальный процесс прощания с республикой. Постараюсь побывать с прощальным визитом в разных городах и районах, встретиться с самыми разными людьми. Вот тогда, действительно, придется подводить политические итоги моей работы в Эстонии. А пока можно говорить лишь на уровне чувств и эмоций.

- И что бы вы сказали с этой точки зрения?

- Помните эту известную, ставшую банальной фразу Брежнева в былые времена? «С чувством глубокого внутреннего удовлетворения...» Так вот о себе я этого сказать не могу. Я считаю, что моя миссия заканчивается неудачно.

- Но почему?

- К сожалению, мне не удалось привести эстонско-российские отношения в состояние, соответствующее европейскому уровню, духу взаимопонимания, уважения, стабильности. Очевидно, обстоятельства, с которыми приходится сталкиваться, оказались сильней.

Вспоминаю мысль Яана Каплинского, которого считаю одним из умнейших людей Эстонии. Помните, он говорил о мифологизации? Действи-

тельно, кажется, что произошла мифологизация не только прошлого, но и настоящего. И даже будущего... В самом деле, ведь то, о чем так много говорится, - Тартуский договор, или, скажем, Договор между Россией и Эстонией 1991 года, вывод российских войск и ликвидация военных баз, статус оставшихся здесь военных пенсионеров - все это проблемы прошлого, которые спроецированы на сегодняшний день и самым негативным образом отражаются в судьбах реальных, ни в чем не повинных людей.

Или взять, скажем, так называемый «шпионский скандал»... Вдруг совершенно серьезно объявляют, что за каждым российским дипломатом установлена слежка. Так же неожиданно заявляют нам, что в Эстонии будто бы есть закрытые зоны, секретные районы. Как в бывшем Советском Союзе, за что, кстати, его отчаянно ругали... Объявляют также, что есть круг лиц, с которыми российским дипломатам общаться-де можно, а есть такие, с которыми встречаться нельзя.

Вот, скажем, один из наших дипломатов, юрист, на днях вынужден был уехать из Эстонии за то, что общался с русскими людьми, у которых, что называется, «плохие отношения с эстонскими властями». А он, именно как юрист, оказывал консульскую помощь тем, кто преследуется в судебном порядке. Мне тоже, между прочим, говорили, зачем-де я «якшаюсь со смутьянами», защищаю их. А я, как представитель России, обязан защищать российских граждан, независимо от моего отношения к ним. И это кого-то удивляет, хотя совершенно четко определено международными нормами, правилами.

- Все это грустно слышать. А что, по-вашему, ожидает нас всех в будущем? Вот теперь Исамаалийт, одна из партий правящей коалиции, объявляет, что Эстония вместе с Литвой и Латвией должны требовать от России возмещения ущерба за прошедшие 50 лет, которые они называют «годами оккупации». Что бы вы сказали по этому поводу, господин посол?

- Ну, на этот вопрос можно ответить очень коротко. В Соглашении о выводе российских войск четко определены взаимные обязательства и подчеркнуто, что ни о каком ущербе и возмещении его и речи быть не может. Если говорить в чисто человеческом плане, то можно было бы напомнить о великолепном здании Национальной библиотеки, Новоталлиннском порте, Олимпийском парусном Центре и многом, многом другом, что построено здесь Россией и чем пользуется, чем гордится сегодня Эстония.

Есть и еще один факт, который пока еще не до конца проверен, но звучит достаточно сенсационно. Вы ведь знаете, что Россия договорилась о выплате царских займов французским держателям облигаций. Так вот оказалось, что предприятия есть и такие, которые были построены в Балтии. Иными словами, Россия платит сегодня за те предприятия, которые строились на французские деньги здесь, на территории Балтии. Вот видите, как выполняет Россия свои обязательства, хотя сама находится в нелегких финансовых условиях.

Не ущерб, а реализация взаимных экономических интересов, предопределенных существованием в рамках единого хозяйственного организма, - вот о чем надо говорить...

- Хочу обратить вас, Алексей Ильич, к болезненной для многих из нас теме - проблеме соотечественников за рубежом. Недавно принят, как мы знаем, соответствующий закон. И что дальше? Что это означает для нас, живущих здесь?

- Да. Это тема больная. Она больная не только для людей, оставшихся здесь, в Балтии, в Эстонии. Она больная и для самой России. И декларации, прозвучавшие в последнее время, в том числе и сам Закон о соотечественниках за рубежом - все это в определенной степени отражает чувство вины, которое испытывают российские политики за то положение, в котором оказались соотечественники. К сожалению, в те годы, когда происходил развод, заметьте, вполне цивилизованный развод, не удалось обеспечить законные права и интересы здесь наших людей. Не выполняются и положения тех соглашений, договоров, которые были подписаны. И в результате у многих тысяч людей до сих пор не определен статус, ни гражданский, ни социальный.

Я убежден, что Россия в большом долгу перед всеми этими людьми. Посольство, конечно, предпринимало и предпринимает все усилия, чтобы как-то смягчить это положение. Но многого, к сожалению, сделать не удалось. И это тоже повод, быть может, один из самых серьезных, для моего личного разочарования.

- Именно вам, Алексей Ильич, принадлежала мысль о создании землячества соотечественников в Эстонии. Но вокруг этой идеи, вокруг самого понятия «соотечественник» возникли столь яростные споры, поднялась такая борьба, что кажется, будто это сахар, за которым в голодные годы особо предприимчивые, расталкивая всех локтями и коленками, рвались к прилавку. Смотреть на это грустно и больно. Неужели люди не понимают, что вся эта некрасивая суета мешает делу, губит нас?

- Да ведь понятно, почему поднялась вся эта шумная кампания. По привычке стали выстраивать всех по ранжиру. Российские граждане - это уж, конечно, первосортные соотечественники, а те, кто имеет, скажем, синий паспорт, те, разумеется, третьесортны.

- Эстонцы разделили нас, теперь стараются разделить и свои. Вот парадокс, не правда ли? Горький парадокс...

- И все эти споры будут идти до тех пор, пока люди не поймут: без согласия между разными категориями соотечественников, без взаимодействия их невозможны ни отстаивание своих прав, своих интересов здесь, ни поддержка со стороны России.

Выдвигая идею землячества, я просто хотел призвать здешних людей к инициативе, к собственной разумной инициативе, к единению. Знаю, что где-то на местах уже начали образовываться общества соотечественников. В Нарве, например, в Тарту, в Хаапсалу, в Вильянди. Уже и в Пярну наметилось такое движение. И мне это симпатично. Объединяются во имя общих интересов представители разных политических партий, разных общественных организаций. А то ведь что получается? Ко мне приходят сейчас самые разные люди, просят, требуют денег на то или на это... Но посольство ведь не всегда знает, насколько они авторитетны среди соотечественников, эти люди, насколько они отражают общие интересы. Я глубоко убежден: если посольство, действительно, получит средства на нужды соотечественников, они должны направляться на общественно значимые проекты. А также на помощь особо нуждающимся, бедствующим людям. Но и в этом случае нужна поддержка, подсказка общественных организаций. Они ведь лучше знают, как живут люди, действительно ли нуждаются в помощи.

А в общем, горько наблюдать, как соотечественники каждый раз, снова и снова наступают на те же грабли. Посмотрите, что делается на выборах в Рийгикогу, в местные органы самоуправления. Ведь проигрывают, и каждый раз все больше, именно из-за раздоров, из-за внутреннего несогласия даже в самых важных для всех вопросах.

- Какая-то странная особенность у нас, русских, у русских эмигрантов, в частности, ссориться между собой...

- Еще ничего, если это только особенность, в конце концов ее можно преодолеть. Хуже, если эту «особенность» кто-то постоянно подпитывает, подогре-

вает... Значит, мы не способны понять, чем это может обернуться для всех нас.

Почему я так настаиваю на идее какого-то объединения соотечественников? Давайте подумаем, как строились до сих пор взаимоотношения между соотечественниками в Эстонии и российскими властями. Кто-то, пользуясь, скажем, знакомством с депутатом Госдумы, выходил на него, кто-то имел доступ в кабинеты руководителей или чиновников Министерства культуры или Министерства по делам национальностей, или, скажем, в московскую мэрию. Иными словами, находились люди, которые имели в московских коридорах власти своего толкача, мецената, спонсора, не знаю, как это назвать. И появлялась возможность наращивать на этом свой авторитет, свою собственную значимость. Но поддержка Россией соотечественников за рубежом не должна держаться лишь на личных контактах кого-то с кем-то.

Общие решения, принятые в результате консенсуса, будут больше действовать и на правительство России, и на Госдуму, и на посольство Российской Федерации.

- А все-таки на что мы реально можем рассчитывать, Алексей Ильич? Очень хорошо, просто замечательно, что принят закон, но ведь нет еще механизма его действия. Или мы его просто не чувствуем, не знаем?

- Да, мы отстаем. Фактически лишь на днях собралась правительственная комиссия, которая должна заниматься проблемами соотечественников. В законе определено понятие «соотечественник», но неясно, как именно, каким документом будет определяться его статус. В тексте закона упоминается удостоверение. Но что это означает?

Значит ли это, что будет нечто вроде наградного листа, который можно повесить на стенку или хранить для памяти в ящике письменного стола? Или это, действительно, документ, имеющий значение? Может быть, по нему - давайте пофантазируем - можно будет поехать в Россию без визы и жить там, скажем, в гостиницах по внутренним, российским ценам, а не по ценам для иностранцев? Я лично - за это...

- А съезд соотечественников... Сколько раз уж объявлялось, что он состоится через месяц, через два. Но что-то ничего не слышно о том, чтобы он действительно готовился. И кто туда поедет? От кого это зависит?

- Да, и это тоже. А почему, скажем, не рассматривается инициатива, которую мы выдвинули еще перед выборами в Госдуму? Мы считали и считаем, что российские граждане, живущие за рубежом, например, в Эстонии, должны иметь своего, отдельного депутата, избираемого из их числа и несущего перед ними ответственность. Сейчас, как вы знаете, зарубежные российские граждане просто приписываются к какому-то близлежащему округу в России. Но сколь бы замечательным ни был депутат для своего округа, все же интересы его избирателей за пределами России оказываются для него на втором, на третьем месте. И это вряд ли способствует улучшению положения дел.

Но вот опаздываем, опаздываем с решением таких вопросов. А посмотрите, что происходит в связи с этим печальным переходом на визовый режим с 11 сентября. Эстония объявила эту сакраментальную дату, хотя было совершенно очевидно, что даже при всех стараниях стороны просто технически не будут готовы к новому порядку. Не будут готовы в полной мере ни пограничные пункты, ни таможенники. И так дела просто не делаются. Нельзя, чтобы страдали тысячи людей. Мы делаем все возможное, чтобы как-то смягчить обстановку. Возможно, какое-то время российская сторона будет продолжать пропускать людей по прежним спискам. Хотя это не принято между государствами. Это неравноправные условия.

Конечно, все это вызовет недовольство очень многих людей. И это недовольство будет направлено не только в адрес России, но и в адрес Эстонии. Потому что очевидно, кто все это вызвал.

- И все-таки многие считают, Алексей Ильич, что посольство, его деятельность более заметны в последние годы. Очень хотелось бы, чтобы так было и впредь...

- Со стороны, как говорится, виднее... Было бы неплохо, если бы посольство рассматривалось здесь не как, скажем, обком, райком или райсовет, а как дипломатическое, консульское учреждение, представляющее за рубежом политику России, с учетом, разумеется, специфики положения русскоговорящих людей. Эта специфика позволяет посольству, конечно, в рамках соглашений с Эстонией, эстонских законов широко открывать двери перед соотечественниками, заботиться об их интересах. Я уже говорил и хочу сказать еще раз, что русскоговорящие люди в Эстонии - это огромный потенциал этой страны, это потенциал для развития дружественных, добрососедских отношений между Эстонией и Россией.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee