Сегодня: 12 ноября 2019 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 18:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1096

Рабы XXI века 

Комментарии (0)  |  03.04.2000 14:03

Те, кто уходит на рыбный промысел, по сути дела рабы хозяев, обстоятельств, нашего выгнутого времени. Их не защищает профсоюз моряков, так как большинство в нем не состоят: если о членстве в этой международной организации (центр в Лондоне) становится известно хозяину, в рейс могут и не взять. Подписанные контракты не имеют специального пункта о страховке. Если человек погибает, семья получает гроши из заработанного, аванс отбирают под тем или иным предлогом. Если человек погибает, то останки несчастного на родину никто не повезет. Семье везти не на что, работодателю незачем. Это уже не его дело. Позорные черты самого отъявленного рабства нашего нового века. 

АЛЕКСАНДР ИКОННИКОВ 

С этим надо кончать раз и навсегда. Движение нашей страны к европейской цивилизации заставляет смотреть другими глазами на многие вещи. 

Судно Meriski отправилось на промысел в марокканскую зону. Тогда оно принадлежало фирме Deep Sea Traulers. Хозяева - швед Нильс Вигард (Nilss Vigard), и русские Александр Ломейко и Александр Чистяков (Таллинн). После того, как было выловлено и заморожено пять тысяч тонн рыбы, как оговорено в контракте, действительном до 26 октября прошлого года, судно пришло в Лас-Пальмас, чтобы сменить экипаж из 60 человек на новую вахту из Таллинна. 

В Лас-Пальмас прилетают Чистяков и Ломейко. Экипажу сообщают, что денег на зарплату нет. И что надо идти в море снова и взять еще тысячу тонн рыбы, тогда со всеми рассчитаются. Люди устали. В контракте о таких форс-мажорных обстоятельствах ни слова. Возник ропот, почти мятеж... Дизельного топлива не было. Сидели без света, пищу готовили на палубе. В море идти отказались, смены не было. Хозяева поселились в отеле на берегу и давили на психику, не давали денег на предоплату топлива. Экипаж держался. В темное время суток гибнет от несчастного случая (падение с высоты в кромешной тьме) Сергей Григоренко, сорока одного года от роду. Тело его до сих пор лежит в морге в Лас-Пальмасе. Смерть наступила 29 ноября 1999 года. 

Судно затем продается россиянам, деньги Вигардом получены. Так называемая “агентирующая фирма”, здесь это канадская Trans Word Canadians, подготавливает доставку тела погибшего Сергея и сообщает хозяевам сумму расходов - $7000. Один из хозяев, Александр Чистяков, сообщает жене погибшего, Тамаре, что за доставку тела надо заплатить $25000. Разница, как видите, “несущественная”. Говорить, что это мародерство, я не хочу, это и так ясно. 31 марта этого года другой бывший хозяин, Александр Ломейко, в телефонном разговоре назвал иную сумму - $5000.    

Говорить о горе вдовы и сына я не стану. Я скажу о том, что творили с женой. Когда Тамара спросила, как же ей похоронить мужа, Чистяков ответил: “Получишь его зарплату и похоронишь”. Но после всех продаж - судна и рыбы - вернувшимся на днях (!) морякам дали одну треть причитающегося. А аванс, выданный в свое время погибшему Сергею, Чистяков у Тамары забрал. Ни о каких страховках и речи нет. Потом он предложил ей дешевый вариант: пусть тело кремируют в Лас-Пальмасе. Урну с прахом доставить в Таллинн дешевле. Тамара сказала, что ей надо сообщить об этом матери и брату Сергея в Белоруссию и получить их согласие. На другой день Чистяков позвонил и спросил: “Ну, что?” Тамара просит позвонить завтра - проблемы со связью. Назавтра она получает согласие, но Чистяков не звонит. Он в Лас-Пальмасе. Потом скажет, что его телефон сломался. Он не звонит несколько месяцев. Теперь Тамара предлагает, чтобы она и сын поехали в Лас-Пальмас, простились с мужем и отцом, после чего пусть кремируют. Урну они привезут и прах похоронят. Но и на такие расходы DST идти не хочет.   

С капитаном Meriski Сергеем Ярмоновым мы встретились через день после его возвращения из Лас-Пальмаса, в конце марта. Вернулись все моряки, сказал капитан. И добавил: “Мы сломались...” Да, они не выдержали без света, без топлива, без денег. Семь месяцев до этого на ловле рыбы в море. Четыре с половиной месяца в порту чужого города, под прессом прежних хозяев, а потом и новых. Треть зарплаты им выдали, остальное висит в воздухе. Ощущение полного бесправия, блокады. Совершенно пустые глаза, потерянность и робость. Если уж капитана так перемололи, то остальным каково? 

Капитан подтверждает, что в типовом контракте, который он подписывал с DST, нет слов о страховке. Профсоюз моряков в Лондоне (Юрий Булгачик) со своей стороны принимает меры по отношению к Нильсу Вигарду, но от того не добиться и клока шерсти: моряки в Лас-Пальмасе, семьи в Таллинне, профсоюз в Лондоне, фирма шведа - в Копенгагене. Деньги за судно он получил, первоочередные платежи, как обещал Вигард, это вывоз тела и зарплата, он так и не сделал. Почему? Потому что русский моряк - раб. Потому что русских моряков все равно выдавили с проданного судна. Тело переместили в морг. Что может сделать одна вдова с сыном, который школу только вот закончил? А моряки даже шапку по кругу, как прежде, пустить не могут, они после всех передряг и ужасов - нищие. В суд на хозяев подавать? А пробовали вы, читатель, подавать иски на такие суммы, где госпошлину таких размеров требуют, какую и не заработать до старости? 

Все-таки выход есть. И выход не только из этой ситуации. Она-то типична и трагична. Выход из рабства, вот что нужно искать. Я уверен, что в шведском посольстве внимательно отнесутся к нашей публикации. Я уверен, что наше эстонское государство встанет на защиту прав своих постоянных жителей и граждан, терпящих произвол от работодателей. И еще я уверен, что и у самих моряков проснется чувство уверенности в себе и своих правах. То, что выдержали ребята в течение почти года, в отрыве от своего берега, говорит о близости перелома в отношениях между судовладельцем и моряком. 

...Александр Ломейко сказал, что в понедельник, третьего апреля, после обеда, с доставкой тела Сергея Григоренко все решится. Почему в понедельник? Почему - “после обеда”? Почему только после звонка из редакции? И как это вдруг господин Вигард, бывший компаньон, ни Бога, ни черта, ни профсоюза моряков ни в грош не ставивший, вздрогнет от ужаса и заплачет от раскаяния после сообщения от Александра Ломейко о том, что вот местная газета интересуется фактиком невывоза тела и неуплатой зарплаты морякам? Не получится ли с журналистами того, что прошло с беззащитной вдовой и отрезанными от мира в далеком порту эстоноземельцами. Волокита и вранье, оттяжки и “завтраки”, - это мы проходили в советское время, когда общественное мнение ничего не значило. Теперь оно значит очень много, что в Эстонии, что в Швеции, что во всем цивилизованном мире.  

А он рабства не приемлет.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee