Сегодня: 16 декабря 2018 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 20:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1058

Благодарность или проклятие?

Комментарии (0)  |  08.02.1999 12:08

РЕГИНА БАЛЕВА 

27 января под заголовком “Кто в городе хозяин?” я рассказала о чудовищных условиях жизни в общежитии на Малева, 2а, принадлежавшем когда-то заводу Стройкерамики. Спустя два дня в газете “Молодежь Эстонии” под заголовком “Кому в общаге жить хорошо?” был опубликован материал о бывшей казарме-общежитии на Теэстузе, 55 и примерно в это же время газета “День за днем” посвятила проблемам бывшего железнодорожного общежития на Малева, 18 практически целый разворот. Нет ничего случайного в этом мире. И факты, приведенные в этих публикациях, лишь надводная часть айсберга под названием - “плоды реформы собственности”. На мою публикацию откликнулась председатель социальной комиссии горсобрания Маргарита ЧЕРНОГОРОВА,  которой в процессе ее юридической и депутатской работы едва ли не ежедневно приходится вкушать от этих “сочных” плодов:       

Когда хозяин-барин, а жилец - никто  

- Не один год эстонское государство упорно проводит в жизнь реформу собственности. Многие из нас в полной мере ощутили на своей  шкуре результаты этих непродуманных, а иногда и просто безумных деяний. Возврат собственности повлек за собой очень серьезные политические, экономические и социальные последствия. Когда на законодательном уровне решался этот вопрос, никто почему-то не задумался, что жилье - это не просто имущество, как, например, автомобиль, оно несет в себе определенную социальную нагрузку. 

- Какую жилищную собственность вы имеете в виду? Дома, возвращенные бывшим владельцам? 

- Не только. Сегодня мы имеем несколько видов собственности: муниципальную, государственную, а также возвращенную бывшим хозяевам и купленную новыми. Лучше всего обстоят дела с городским жильем, потому что муниципалитеты свою главную задачу видят как раз в том, чтобы обеспечить на своей территории нормальные условия для проживания. А значит, и наладить приличное обслуживание жилых домов по разумным ценам.       

Хуже обстоят дела с государственным жилфондом, который числится за  различными министерствами: эко- 

номики, здравоохранения, обороны и т.д. Для государства в лице министерств забота о жилье - функция не типичная, поэтому оно и передало проблему жилья посредникам, различным акционеркам. А что творят с жилфондом эти акционерки, одному Богу ведомо. Именно поэтому здесь так много возникает проблем и самый высокий процент выселений. Возьмем к примеру... 

- АО “Элумая”. 

- Хотя бы. Куда может пойти за защитой “элумаяский” житель? К городским властям путь заказан, он не их “клиент”. В Департамент защиты прав потребителя? Сомневаюсь в успехе. Этот департамент числится в структуре Министерства экономики, которому и принадлежат дома, обслуживаемые АО “Элумая”. Остается только суд. А значит, нужен хороший адвокат и немалые деньги. 

Но самое печальное положение у жителей домов, когда-то принадлежавших Министерству обороны. Практи- 

чески их все продали новым хозяевам. И несмотря на то, что эти сделки были признаны незаконными, ничего не изменилось. Продавая дома вместе с людьми, министерство лишило людей права на жилье, отняло у них возможность приватизировать свои квартиры, навязало им новых хозяев, не всегда разумных. Возьмем, к примеру, дом на Теэстузе, принадлежащий когда-то воинской части номер 87525. Он был несколько раз перепродан разным акционеркам, которые только ухудшали условия жизни его обитателей. 

- Неужели нет законов, гарантирующих нанимателям жилья равные права с хозяевами? 

- Нет. Наше законодательство преклоняется перед владельцем и абсолютно равнодушно к нанимателю. 

- А договор? 

- Он сплошь и рядом нарушается собственниками домов.  Если, например, хозяин захочет выселить жильца, все права на его стороне. Недавно я представляла в суде интересы женщины, которую вместе с квартирой выкупил у фирмы по недвижимости молодой человек, а потом решил выжить ее с детьми на улицу. Суд защитил интересы ее и детей, но такое случается редко. Аналогичная ситуация и у людей, живущих в домах, возвращенных бывшим собственникам. 

Кто он, нелегал из общежития?   

- Получается замкнутый круг: государство, породившее эти проблемы, не приняло закона, защищающего интересы нанимателей, а город просто не имеет права вмешиваться в отношения собственников и арендаторов. Хотя, на мой взгляд, такое право у него должно быть. 

И совсем печальна судьба людей, оказавшихся на момент реформы собственности в общежитиях. Здесь вообще творится беспредел. Общежития продаются с аукциона, люди об этом не знают. О праве преимущественной покупки, которое по закону у них есть, никто не вспоминает.   Возьмем, например, общежитие на Мяннику, 89. Когда-то оно считалось одним из лучших в городе. Там была своя столовая, душ и прочие необходимые для жизни удобства. Общежитие продали, и все, кто там жил, лишились права не только на приватизацию своих комнат, но и вообще потеряли уверенность в завтрашнем дне. Практика продажи общежитий новоявленным хозяевам, на мой взгляд, это попрание человеческих прав довольно большой части населения. Эти люди теперь целиком и полностью попали под влияние хозяйской воли, когда кончится срок действия договора, никто не поручится, что он будет возобновлен. Тем более, что теперь решение этого вопроса впрямую зависит от продления вида на жительство. Получается, что в Законе о приватизации жилых помещений изначально было заложено неравноправие. Кроме того, новый жилищный закон вообще уничтожил понятие обмена жилых помещений. Существует только рынок жилья, который и диктует свои законы. А для людей среднего достатка и просто бедных цены на этом рынке недостижимые. 

Пришло время остановиться, оглянуться и посмотреть, что мы получили в  результате реформы собственности? К сожалению, сегодня не существует ни одной партии, ни одной парламентской группы, которая хотела бы заняться этой проблемой. Хотя ничего важнее жилья и работы нет, а все остальное, простите, от лукавого. 

- Вернемся к общежитиям. Едва речь заходит об их обитателях, чиновники немедленно приклеивают им ярлык асоциалов. Хотя, на самом деле это далеко не так. 

- Асоциальных людей создает общество, и кроме того асоциальность должна быть доказана. В том же доме на Акадеэмия, 36 живет 46 детей. Они что, изначально асоциальны? Сама я из Мустамяэ, и мне несколько раз пришлось за руку отводить домой малышей, которых соседские ребята буквально травили, обзывая “проклятыми, сопливыми нелегалами”. Дети не должны расплачиваться за игры взрослых. 

Да, в общежитиях сегодня, наряду с гражданами и неграждами, имеющими вид на жительство, живет довольно много нелегалов. Сколько? Этого не знает никто. В регистре населения Таллинна сегодня значится 385 тысяч жителей. По данным статистики нас - 420 тысяч, по данным здравоохранения - 440 тысяч. Почему такое разночтение? Да потому, что на самом деле людей в столице проживает гораздо больше. Только вот людьми их городские власти не считают. Город нашел деньги, чтобы составить регистр собак, а вот подсчитать, сколько у нас живет нелегалов, никому и в голову не пришло.  Кто они такие? Как проникли на территорию Эстонии, на брюхе что ли проползли через границу? Нет, среди них практически нет прямых нарушителей границы, и не о них разговор. А о 10,5 тысячи военных пенсионеров, не имеющих на сегодняшний день вида на жительство, о людях, которые жили в общежитии, но им под любыми предлогами было отказано в регистрации, а потом в праве на вид на жительство и т.д. У них родились дети, у детей внуки, которым еще во чреве матери была уготована судьба нелегалов. В результате мы сегодня имеем целые семьи нелегалов. 

Не хочется ворошить прошлое, но я никак не могу забыть одну “нелегальную”  семью. Пятеро детей, все родились в Таллинне. Муж инвалид II группы.  В 1990 году они уехали в Россию за лучшей долей, но им не повезло. Вернулись в 1991-м, поселились в общежитии на Акадеэмия в Мустамяэ. Во время своих скитаний по России потеряли документы, пособия не получали, из общежития их выселили. Они жили по подвалам и чердакам. Один ребенок умер, мать Тамара замерзла на улице, потому что в ночлежке для нее не хватило места. С большим трудом мы разместили детей по детским домам. Никто из депутатов Рийгикогу, включая русскоязычных, не заинтересовался судьбой семьи. И в этом нет ничего неожиданного. На протяжении всего периода независимости Эстонии, а прошло с того времени уже 9 лет, ни разу на законодательном уровне не ставился вопрос о легализации этой категории населения. 

- В любой цивилизованной стране есть муниципальное жилье.  Планируется ли в Таллинне его строительство? 

- В ближайшей перспективе - нет. Нашли деньги на строительство одного такого дома, но, боюсь, средств хватит только на подведение коммуникаций. Но даже если дом и будет сдан в эксплуатацию, кому в нем предоставить жилье? На какой срок заключать арендные договоры? На всю жизнь - невозможно. Максимум на пять лет. А скорее на год. Но это не решит проблемы. Когда-то я выступила с  предложением в городском собрании: пусть те, кто возводит бизнес-центры в Таллинне, одновременно строит рядом и дома для города. Увы, меня не поддержали.    Меня вообще поражает абсолютная нестыковка действий государственных мужей и городских чиновников. Такое чувство, что таллиннские проблемы абсолютно не интересуют министерства. Не помню случая, чтобы социальная комиссия Рийгикогу когда-нибудь поинтересовалась тем, что делает наша социальная комиссии. Мне бы очень хотелось, чтобы новый  состав Рийгикогу был более реалистичным, чтобы законы, которые он утверждает, хотя бы не мешали жить. 

Помню, четыре года назад обратился ко мне за помощью мужчина, которого выбросили из квартиры за долги. По наивности бросилась к парламентариям. Никто не помог.  Как сейчас помню, позвонил мне потом этот человек, проклял меня и всех депутатов вместе взятых. Да, так страшно, так серьезно.  Так неужели депутаты всех уровней, а также чиновники, от которых зависят человеческие судьбы, и дальше предпочитают вместо благодарности получать в свой адрес проклятия? Я за себя не боюсь. Незаслуженное проклятие, как считается, возвращается к обидчику, а вот заслуженное довлеет над человеком и его потомками вплоть до четвертого колена. Конечно, во все это можно не верить и не обращать внимания на ропот обиженных, но мы живем всего лишь миг на земле,  а вдруг? 

Когда материал готовился к печати, в редакцию позвонили собственники общежитий, которых критиковали наша и другие газеты - с просьбой дать им возможность высказаться по “общежитской” проблеме. В ближайшее время я обязательно предоставлю им слово.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee