Сегодня: 26 сентября 2020 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 21:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1154

Игра в кошки-мышки с “Ээсти телефоном”

Комментарии (0)  |  08.02.1999 17:23

 

С директором по информации АО “Ээсти телефон” 

Энно Кивилоо беседует ТАТЬЯНА ОПЕКИНА

 - Мы с вами - представители разных поколений, но оба - я больше, вы меньше - успели пожить при советской власти, когда владельцы домашних телефонов десятилетиями платили за них одну и ту же, почти символическую, плату и говорили, говорили, сколько душе угодно. Согласна, это было для государства разорительно. Оно и обанкротилось. Не из-за телефона, конечно, но и из-за него тоже. Согласна, что телефон был розовой мечтой для многих людей, которые годами стояли за ним в черепашьими шагами двигающейся очереди. Но теперь противной советской власти нет. А мы вместе с нашими телефонами перешли по наследству к “Ээсти телефону”. И вот за несколько лет активного ценового натиска с вашей стороны телефон из предмета первой необходимости все более превращается в предмет роскоши, который оказывается по карману только людям с приличным и стабильным доходом. Но давайте обо всем по порядку. Сегодня “Ээсти телефон” - это акционерное общество, в котором контрольным пакетом акций (51 процент) до сих пор владеет государство. Остальные 49 процентов - в руках холдинговой фирмы, в которой поровну участвуют финны и шведы.  Претендентов на руку и сердце “Ээсти телефона” вообще-то было намного больше. Многие европейские и даже американские предприниматели предлагали свои услуги, но эстонское государство предпочло соседей - скандинавов. Довольно ли оно своим выбором?  

- Это вопрос к эстонскому государству. Я могу высказать только свое личное мнение. 

- Тогда я спрошу по-иному: каким образом шло развитие акционерного общества за шесть лет? Так вам удобнее отвечать?  

- Конечно. В наследство от советских времен мы получили старую, изношенную, давно вышедшую “из моды” технику, ни копейки денег и бездну обязательств. Таким был вклад эстонского государства, заключившего с холдинговой шведско-финской фирмой концессионный договор на 25 лет, согласно которому “Ээсти телефон”  до 2001 года получает монопольное право на обслуживание всех международных и междугородных разговоров на территории Эстонии. Это льготное право сопровождается отнюдь не льготным обязательством за то же время построить по всей республике современную телефонную сеть, чтобы покончить, наконец, с телефонным дефицитом. Как мы с этим справляемся? В эстонской печати встречается немало публикаций, утверждающих, будто шведские и финские предприниматели делают тут очень прибыльный бизнес, что эстонское государство продешевило и т.д. и т.п. Я категорически возражаю против подобного рода выводов, ибо они однобоки, голословны и просто не отвечают действительности. Конечно, иностранные инвесторы пришли сюда не по доброте душевной и не из благотворительных побуждений. Это бизнесмены, и они надеются на прибыль, как все бизнесмены в мире. Но они согласились с проектом эстонского правительства, чтобы иметь здесь долговременный интерес. Начали с непростого дела - обучения и переобучения наших работников, которых надо было приобщить к современным знаниям в области телекоммуникаций. Вложив 330 миллионов крон в строительство телесетей, наши иностранные партнеры первые три года вообще не получали дивидендов. И результат налицо. Когда мы начинали, у нас было 250 тысяч заявок на телефон. Сегодня в очереди уже только 50 тысяч частных лиц или фирм. Согласно бизнес-плану, к 2001 году мы должны привести телефонные сети республики в такое состояние, чтобы любой желающий, будь то житель столицы, или Коэру, или Ярваканди, через две недели после подачи заявления мог иметь телефон. Хотя, конечно, вопрос всегда будет упираться в финансовые возможности клиента. В отдаленные уголки Эстонии трудно копать кабель, очень дорого. Но выход найден - там ставятся радиотелефоны (хотя клиенты платят за них, как за дигитальные). 

Концессионный договор - это отнюдь не эстонское изобретение. Такова мировая практика, самый быстрый способ преодолеть сильное отставание. В 2001 году “Ээсти телефон” утратит монополию, и откроется путь конкурентам. 

- На эстонском рынке-рыночке конкурентам негде разгуляться, а мы, грешные, уже заарканены “Ээсти телефоном”. Между тем, политики нас успокаивают: вот придут конкуренты, и цены снизятся...  

- Конкуренция после 2001 года неминуема, ибо бизнес в области международных переговоров самый выгодный в сфере телекоммуникаций. Чтобы отвоевать часть наших клиентов, конкуренты назначат цены пониже, и мы будем вынуждены с этим считаться. Речь идет именно о международных переговорах, за счет которых сейчас, в условиях монополии, мы можем успешно работать. Ведь сегодняшние тарифы на внутренние разговоры покрывают только 40 процентов расходов на содержание станций, персонала, аренду помещений, электроэнергию и т.д. Вся европейская практика такова: тарифы для бизнес-клиентов и частных лиц уравниваются (у нас пока частные лица платят поменьше), поощряются междугородные контакты. Скоро с Пайде или Тарту вы будете разговаривать за такие же деньги, как с подругой, живущей на соседней улице. Подешевеют тарифы на международные переговоры, так что и Канада, и Австралия, и Германия станут доступнее. 

- Что ж, заведем себе подругу в Пайде или, на худой конец, в Австралии... Но это шутка. Горькая шутка. Потому что диву даешься: гениальные головы придумывают, как сделать доступной всю планету (недавно бывшая коллега поздравляла с днем рождения из Израиля, так слышимость была потрясающей), в то время как телефонные разговоры с человеком, живущим от тебя в двух-трех километрах, превращаются в дорогое удовольствие. Кстати, получила тут недавно весточку от “Ээсти телефона”. Сообщение о том, что аналоговый телефон вот-вот заменят на дигитальный, в связи с чем и номер будет изменен, и абонентная плата увеличена. Как говорится, здравствуйте, мы вас не ждали! Почему вы навязываете нам более дорогие телефоны? Ведь если один человек покупает в мясном отделе свежайшую телячью вырезку, а другой - мороженые субпродукты, то не потому, что у них вкусы разные. У одного кошелек потолще - вот и вся правда.   

- Правительство поставило перед нами задачу улучшить качество телекоммуникаций, а это означает замену старых аналоговых станций на новые, дигитальные.  У каждой вещи есть срок годности, любая техника однажды изнашивается и устаревает. Пришел черед и аналоговому телефону. Весь мир сейчас переходит на дигитальную сеть, это не наша прихоть. Новое всегда и везде пробивает себе дорогу. 

- Новое - это прекрасно. Но так вы навязываете нам образ жизни, который мы не можем себе позволить.  

- “Ээсти телефон” мог бы сказать: дорогие клиенты, старые станции ликвидируются, решайте сами, дигитальный телефон или... мобильный, который еще дороже. Но мы так не говорим. Мы идем навстречу клиентам: в течение года они будут платить абонентную плату как за аналоговый телефон, хотя эксплуатация дигитальной станции обходится нам намного дороже. Убытки, которые мы терпим, приходится покрывать за счет более дорогих тарифов за международные разговоры... 

- ...то есть за наш же счет, ибо кто же еще, как не ваши клиенты, звонят в Стокгольм или Лондон? А за что нам назначается абонентная плата? За подключение телефона мы платим отдельно. За каждую минуту разговора - тоже. Теперь еще и за каждое соединение будем “отстегивать” по 48 сентов. За что же, за что идет абонентная плата, к тому же постоянно растущая, - с 24 крон в 93-м году до 75 крон в 99-м?   

- Строительство каждого телефона обходится нам в 8-12 тысяч крон. 

- Если на следующей неделе вы планируете поставить телефон господину икс или госпоже игрек, то это ваша и их проблема - не моя. У меня, к великому сожалению, нет возможности инвестировать.  

- Вся телефонная сеть должна быть в порядке, должна быть всегда готова к тому, что вы, я, он, она, они в пять утра или в десять вечера куда-нибудь кому-нибудь позвонят. Вот за содержание всей сети в этой постоянной готовности вы и платите абонентную плату. 

- Допустим, вы заходите в магазин. Свет горит, пол вымыт, прилавки заставлены товаром, продавцы с готовностью смотрят на посетителя в надежде на покупку. Но вы разглядываете товар и... уходите, ничего не купив. Продавцам, конечно, обидно. И магазин был в полной готовности. Но мы, потребители, платим только за то, что купили, а не за готовность магазина продать свой товар. Ведь когда мы снимаем телефонную трубку и говорим, долго ли, коротко ли, вы включаете невидимый счетчик, который ничего не упустит и не забудет. И мы получаем счет, которому поневоле приходится доверять. Должно же хоть что-то входить в абонентную плату?   

- Вы можете бесплатно вызвать скорую помощь, полицию, пожарников. 

- Это хорошо. Хотя, как говорится, упаси Боже. А вот точное время - уже за деньги.   

- Конечно. Это спецслужба, там другие люди работают. 

- И отвечают - протяжно так, неторопливо: “Настоящее время (пауза) девять часов три минуты”. Как будто есть какое-то ненастоящее время...  

- У вас очень эмоциональный взгляд. 

- Конечно. Это взгляд потребителя телефонных услуг, очень стесненного в средствах, а, точнее, измученного дороговизной жизни.  

- Я тоже потребитель. 

- Но мы с вами сейчас говорим не как два потребителя, иначе быстро нашли бы общий язык.  

- Согласитесь, “Ээсти телефон” не может работать только для малоимущих слоев населения. И прикиньте, какой была инфляция в последние годы, как повысилась плата за электроэнергию, тепло и пр., и пр. Почему журналисты упускают это из виду? Вот таблица: телефонные расходы в 93-м году составляли в среднем 12 процентов от брутто-зарплаты, а в 99-м составят 6,5 процента. Разве это плохой показатель? Доходы ведь тоже растут... 

- Вот в этом, наверно, вся разгадка. Энергетики поднимают цены за электричество, вы - в ответ - за телефон, и так по цепочке: продавец, парикмахер, врач, ремонтник и т.д. Депутаты единогласно сами себе накинут зарплату и о правительственных чиновниках позаботятся. А пенсионеры, составляющие пятую часть населения, а малоимущие, а безработные, а  многодетные, а больные не могут ни на что поднять цену. Их жизнь - копейка. И она только дешевеет. Когда “Ээсти энергия” играет с “Ээсти телефоном”, то это игра в кошки-кошки, а когда “Ээсти телефон” играет с нами, то это игра в кошки-мышки...  

- Все не так мрачно. Вот я скрупулезно подсчитал, сколько разговоров у меня было в декабре. Уплатил за них 188 крон. Если я ровно столько же буду говорить в мае, то несмотря на все тарифные изменения, заплачу даже меньше, 168 крон...  

- Не хотите ли вы сказать, что все эти нововведения-99 с повышением абонентной платы, 48-сентовым “оброком” за соединение с последующим снижением оплаты за минуту разговора затеяны для того, чтобы “Ээсти телефон” получал те же доходы, что и в прошлом году? Отнюдь. Просто подсчитано: средняя продолжительность разговора сегодня составляет 3 минуты. Значит, вся хитроумная цепочка сплетена для того, чтобы поощрить клиента на более длительный разговор! Пожалуйста, дорогой, не торопись прощаться с собеседником. Четвертая, пятая, шестая минуты разговора обойдутся тебе дешевле, чем первые три. И правда, у вас высококлассные, изобретательные специалисты... Но не получилось бы так: вся Эстония скоро будет покрыта современной дигитальной сетью, станции, нафаршированные новейшей аппаратурой, будут готовы распахнуть свои объятия потенциальному клиенту, а тот... А тот отправится на рынок за субпродуктами.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee