Сегодня: 25 марта 2019 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 20:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1070

Во имя здравого смысла

Комментарии (0)  |  04.05.2002 12:03


Во имя здравого смысла

Министра образования Майлис Ранд в Ида-Вирумаа ожидали с нетерпением. Ожидали рядовые учителя: им было о чем спросить человека, от которого зависит образовательная политика страны. Майлис Ранд, в свою очередь, на местах хотела выяснить истинное положение русскоязычных школ Ида-Вирумаа. Не со слов руководителей, а непосредственно от практиков. Г-жа министр за один день посетила Йыхвиское профессиональное училище, кохтла-ярвеский политехникум, Вирумааский колледж, Ахтмескую гимназию, йыхвискую русскую гимназию, силламяэское профессиональное училище, Паюскую гимназию, а также детский сад «Чиполлино». В поездке участвовали также министр народонаселения Эльдар Эфендиев и депутат Рийгикогу Михаил
Стальнухин.

Ольга ТАРАСОВА, olgatar@hot.ee


Откровения министра

Если в первых трех учебных заведениях министр говорила о реорганизации профессионального обучения, рассматривала возможности получения высшего филологического образования в Нарве, а в Кохтла-Ярве - технического, то есть решала обычные деловые вопросы, то в школах ей предстояло пройти настоящий экзамен. В Ахтмеской гимназии для министра образования был подготовлен список вопросов, на которые она с помощью Михаила Стальнухина, выступившего в роли переводчика, отвечала почти без пауз на размышление.
«Я понимала, что главное для людей - не столько услышать конкретный ответ, сколько обозначить проблему, - говорила она уже после, - ведь и цель моего визита в Ида-Вирумаа - желание убедиться на месте, что волнует работников образования, какие законы не стыкуются, что надо менять».
В разных школах задавали примерно одинаковые вопросы, что естественно - проблемы-то общие. Вот о чем говорила там Майлис Ранд. Министр считает целесообразным сделать сдачу государственного экзамена в гимназиях добровольным актом. Не все после 12-го класса идут в высшие учебные заведения, тем, кто туда не собирается, будет достаточно сдать выпускные экзамены. При аттестации учителя необходимо учитывать не только его специальное образование, но и стаж работы в школе. Разве справедливо оценивать труд учителя только по учебному заведению, которое он закончил? Если, скажем, физик, не имеющий педобразования, тем не менее, тридцать лет успешно преподает в школе, почему его квалификация ставится под сомнение в сравнении с новоиспеченным физиком из педуниверситета?
«Сегодня, чтобы получить степень бакалавра, надо отдать 20 тысяч крон и потерять кучу времени, - говорила Майлис Ранд, - в следующем году стоимость обучения поднимется уже до 30 тысяч. Не разумнее ли поднять свою квалификацию на трехнедельных курсах?»
Для учителей слова министра были равносильны бальзаму на израненные души. А души у наших затравленных строгими и не всегда продуманными циркулярами педагогов действительно находятся в «разлохмаченном» состоянии. Согласно новому трудовому законодательству, учитель не имеет права подрабатывать у себя в школе. Сбегать на урок в соседнюю гимназию - пожалуйста. Но отработать дополнительный час в своей - ни-ни. Ладно, если преподавателей хватает, а если, скажем, в сельской школе учитель и чтец, и жнец, и на дуде игрец - что прикажете ему делать? И откуда знать бедолаге, как рождаются иные «шедевры» от педагогики?
А Майлис Ранд и не скрывала, что сама, порой, не может понять из того, что было сотворено ее предшественниками. «Я четыре раза читала учебную программу и каждый раз убеждалась, что ее можно толковать по-разному. Нормально - когда ребенок пошел в школу и ты знаешь, что 9-12 лет он будет учиться по конкретной программе. Но сейчас программы меняются каждые два-три года, а то и ежегодно. В результате это создает дополнительную нагрузку для учителей, да и учебники надо менять, что слишком дорого». Министр призналась, что в Экзаменационном центре учебные программы перерабатываются после Тартуского университета людьми, никогда прежде не работавшими в школах или работавшими в них очень давно.
Для многих стало откровением и то, что Министерство образования уже много лет не имеет отношения к подготовке школьных учебников. Право заказывать их принадлежит издателям. А те не всегда целесообразно выбирают авторов. Вот и выходят написанные корявым языком и отвращающие от предмета учебники, к тому же цена одинаковых по объему книг может существенно разниться.
Министру образования удалось удивить уже привыкших ко всему учителей. Но, как она сама призналась, один вопрос поставил в тупик и ее. Он касался условий комплектации классов для трудных подростков. По закону (и какими критериями руководствовались его составители?) «уравнительные» классы формируются только с 7-го по 9-й класс. Не раньше и не позже. Но в силу разных причин может потребоваться расширить эти границы. Майлис Ранд говорит, что ее заинтересовала эта проблема и она будет искать у себя в министерстве документы, обосновывающие такое решение. Но вообще г-жа министр выступает за то, чтобы дать школам больше свободы в решении внутренних вопросов.

Язык - друг мой

- Большинство проблем, над которыми я работаю, - говорила позже Майлис Ранд, - имеют отношение к русским школам. Самые больные накопились за долгое правление Исамаалийта. Какие именно? Наверное, в первую очередь - связанные с требованием знания эстонского языка учителями, переводом русских гимназий на государственный язык обучения. До сих пор необходимость знания языка регламентировалась только законом, поэтому считалось, что при малейшем его изменении исчезнет и мотивация к изучению языка. Таким образом получалось, что только из-за страха нарушить закон люди должны учить эстонский. Это в корне неправильно. Необходимо изыскивать другие мотивации для того, чтобы неэстонцы были заинтересованы в изучении государственного языка. Над этим мы и работаем
Министр не считает разумным требовать совершенного знания эстонского языка от учителей, преподающих такие предметы, как, скажем, физика, математика. Рисование, труд, физкультура, музыка - пожалуйста. Но не в фарс ли превратится урок, на котором опытнейший химик начнет вспоминать терминологию на чужом языке, которую, к слову сказать, и на родном не каждый ученик выучит? В связи с этим вспоминаются «ужасы нашего городка», когда будущие мамы со страхом собирали слухи о сокращении в местном родильном отделении опытных акушерок только потому, что те не знают на должном уровне государственный язык. На их место прочили юных выпускниц медучилищ. Всеобщего размаха та акция так и не приобрела, но под шумок кое-кто был уволен с искренней верой в то, что пострадал «из-за языка». Удобный повод для устранения неугодного человечка!
Майлис Ранд считает, что за те 100 дней, что она проработала в новой должности, ей кое-что удалось сделать: «В числе прочих моментов, которыми я удовлетворена, является и сохранение еще на полтора года действия языковых категорий для учителей. Но я считаю, что цель будет достигнута, если учителя из русских школ убедятся, что те изменения, какие мы делаем для них, не носят декларативного характера. Люди должны понимать, почему вносятся изменения. В противном случае никакие поправки работать не будут. И все останется по-прежнему».


Cвоими глазами


Мне довелось сопровождать г-жу Ранд на протяжении всей ее поездки по городам Ида-Вирумаа. Она старалась вникнуть во все подробности. В Ахтмеской гимназии самолично убедилась в неприглядном состоянии спортивного зала, который надо ремонтировать, а на соответствующие работы государство денег не дает. Охотно откликнулась на предложение заглянуть в пристройку, где находится класс рукоделия. Пообедав в силламяэском училище, попросила показать кухню, где учащиеся осваивают профессию повара, а также несколько учебных классов. В нарвском «Чиполлино» не скрывала своего изумления перед бассейном и банькой, в которой парятся дети этого сада. «Мне надо самой видеть, какова материальная база в школах и училищах, какой ремонт им требуется, - говорила она уже после. - Ведь когда придут ко мне бумаги с просьбой о помощи, которые мне надо будет подписать, я должна знать, что подписываю. Если говорят, что тракторы нужны, то я пойду и посмотрю, действительно ли это так?» Комментарии, думаю, излишни.

Несовпадение мнений

В Ахтмеской гимназии председатель городского собрания Валерий Корб выразил недовольство тем, как государство выделяет деньги на реновацию школ. Из 13,1 миллиона крон, отпущенных уезду, Кохтла-Ярве должен получить всего 100 тысяч крон. Выступающий предложил распределять деньги «по головам», то есть в зависимости от числа учащихся.
Министр не согласна с таким предложением. «Что тогда станет с сельскими школами, - спрашивает она, - при таком подходе им грозит тотальное закрытие». И тем не менее г-жа Ранд готова разобраться в механизме государственных инвестиций, проверить, рационально ли используются выделенные через уезд деньги.

Пишите проекты!


Перед учителями выступал и министр народонаселения Эльдар Эфендиев. Но ему было задано несравненно меньше вопросов. Мы попросили г-на Эфендиева прокомментировать это.
- Похоже, что люди до сих пор не совсем понимают, что же входит в обязанности министра народонаселения.
- Главная задача - координация политики народонаселения, связанная с демографией. Акценты здесь можно ставить разные. В предыдущем правительстве ставился акцент (не довели до конца) на политике в области семьи и ребенка. Мы рассматриваем этот вопрос более широко: динамика демографии показывает общий катастрофический спад прироста населения. В чем здесь проблема - социальная, экономическая или какая-то другая? Это нужно выяснять.
Второй вопрос, которым приходится заниматься, связан с интеграцией. Реально говоря, интеграция - это политика, связанная с созданием на уровне государства механизма налаживания доброжелательных отношений в эстонском обществе. Сила общества заключается в позитивных контактах. Когда у всех национальных общин действует общая позитивная доминанта. К сожалению, сейчас нельзя сказать, чтобы такая доминанта имелась у всех. У кого-то есть гражданство и нет проблем с языком, другой не имеет гражданства и не знает язык. Мы стремимся к тому, чтобы в перспективе таких вопросов, разделяющих людей, в обществе не возникало.
- Часто ли приходится встречаться с таким большим количеством людей?
- Как сегодня - нет, но это было здорово. В чем польза? Она заключается в том, что когда видишься с руководителями, они пытаются реализовать управленческие интересы. Отдельный человек пытается реализовать отдельный интерес. По отношению к нему это правильно, но не всегда правильно по отношению к группе людей. А когда встречаешься с коллективом, в котором находятся и руководитель, и подчиненные, специалисты разных уровней, тогда действительно могут быть озвучены самые насущные проблемы, волнующие это учреждение.
С другой стороны, я выхожу, начинаю говорить о каких-то областях своей работы, а люди деликатно молчат. Отсюда можно сделать несколько выводов: если у вас нет вопросов, значит, у нас все нормально, замечательно и нет никаких забот. Но я-то прекрасно знаю, что это не так. Видимо, учителя настолько заняты своими проблемами, что пока им не до других.
- Что может сделать министр народонаселения в области образования?
- Недавно был подписан документ «Мульти-2», по которому в течение трех лет будут финансироваться интересные интеграционные проекты, касающиеся деятельности школ. Программа располагает 30 миллионами крон, из которых более половины - помощь зарубежных фондов. Пожалуйста - будьте инициативными, обращайтесь за помощью. Но в мои обязанности входит не только ждать пробуждения интереса у людей к этим проектам, но и всемерно способствовать этому пробуждению. Мы и пытаемся делать это с целевым учреждением интеграции, проводя разъяснительную работу, давая как можно больше информации. Думаю, ее нехватка и является основной причиной недопонимания, имеющего место в эстонском обществе.

Дело - прежде всего


Успешным ли оказался визит министра образования в Ида-Вирумаа, можно судить с двух позиций. Сама Майлис Ранд, по ее же признанию, очень много узнала об этом крае. И он, вопреки ее прежним представлениям, почерпнутым из эстонской прессы, оказался не столь зловещим и мрачным. Проблемы работников образования, живут ли они на Сааремаа, в Пярну или Йыхви, схожи. За исключением «языковых», которые требуют особого подхода. С другой стороны, учителя остались очень довольны общением с министром.
«Семь лет я работаю директором, - говорит руководитель силламяэского профессионального училища Инна Назарова, - и впервые вижу, чтобы министр вышел на такое открытое общение с преподавателями. Понравилась деловитость г-жи Ранд, ее стремление заглянуть в самую суть проблемы. О людях я, как правило, сужу по конкретным делам, но и то, что уже ею сделано, говорит о многом. У г-жи министра был очень насыщенный график встреч, поэтому в Силламяэ она задержалась ненадолго. Этот факт разочаровал учителей нашего города, которые не успели пообщаться с г-жой Ранд в должной мере. Но в то же время это свидетельствует о том, что люди относятся к ней с большим интересом. Вызывает уважение ее желание во все вникнуть и во всем разобраться».
«Ида-вируские школы и лично нас, - добавляет директор Ахтмеской гимназии Светлана Скоробогатова, - очень волнуют проблемы, связанные с преподаванием эстонского языка, аттестацией учителей, нестыковкой школьных программ. И желание министра получить информацию из первых рук, от учителей-практиков не может не радовать».
На мой вопрос, как ей даются решения, которые в эстонском обществе оцениваются неоднозначно, 27-летняя министр образования Майлис Ранд ответила коротко: «Нелегко. Давление чувствую постоянно».

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee