Сегодня: 11 декабря 2019 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 21:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1105

То бить or not to бить?

Комментарии (0)  |  04.03.2002 09:40


То бить or not to бить?

Из жизни Вовочек и их мучителей

Началась все несколько нетрадиционно: в редакцию пришли ученики одной из таллиннских школ и попросили заступиться за их любимого учителя. Случай по всем временам достаточно редкий: по прежним - потому, что еще сравнительно недавно вроде бы никто учителей особо и не обижал, а по нашим - потому, что заступаться за них теперь немодно, а модно, наоборот, мордовать. История эта весьма непроста, и трудно дать ей однозначную оценку, поэтому все имена в статье изменены.

Марианна ТАРАСЕНКО


На то, что случилось, можно смотреть по-разному. По-разному относятся к этому и герои нашего повествования. К тому, что вы сейчас прочтете, постарайтесь отнестись непредвзято.
Свидетели произошедшего
«Двадцать первого января на уроке физкультуры мой одноклассник Вова Троекуров начал кричать матом на учителя Ивана Петровича и кинул в него мяч. Когда Вова ушел без разрешения в раздевалку и дверь закрыли, стал слышен сильный стук ногой. Иван Петрович схватил Вову и вывел его из раздевалки, а Вова ударил Ивана Петровича рукой и захотел уйти. Тогда учитель хотел посадить Вову на скамейку и случайно ударил его об угол стены». (Из рассказа учащегося 6-го класса Тихомирова Сергея.)
«Вова Троекуров послал Ивана Петровича на три буквы. А когда играли в волейбол, Вова кинул ему в спину мячом». (Из рассказа учащегося 6-го класса Анисина Олега.)
«Иван Петрович взял Вову за кофту и повел в зал, и с силой посадил на скамейку. Вова от силы стукнулся головой об стенку. Вова заплакал и опять кричал на Ивана Петровича матом. Иван Петрович до этого выгнал Вову в раздевалку, но не просто так, а за то, что он кидал мячиком в учителя, крыл матом и просил отпустить его с урока, прямо кричал». (Из рассказа учащегося 6-го класса Ничипоренко Игоря.)
Непосредственный участник конфликта
«Во время занятия кто-то из учащихся стал бросать в меня мяч. Когда мяч в третий раз попал мне в спину, я определил, что этим занимается Владимир Троекуров. Я строго ему выговорил, что ученику непозволительно вести себя так по отношению к учителю. Затем, во время выполнения нового задания, Троекуров перестал выполнять требования учителя и стал мешать заниматься остальным ребятам, ударяя их ногами. На мои неоднократные замечания не реагировал и продолжал мешать заниматься. Я был вынужден удалить Володю с урока и отправить его в раздевалку. Через несколько минут начали раздаваться удары ногой в дверь спортивного зала.
Сначала я не реагировал и продолжал урок, но удары все продолжались с возрастающей силой, что вынудило ребят остановиться и смотреть на дверь.
Я направился в раздевалку, и по пути увидел, что дверь в туалет открыта настежь, горит свет, а на полу, возле унитаза, нагажено. Ребята, находившиеся в раздевалке, сказали, что несколько раз из нее выбегал Троекуров. Сам он отпирался, говоря, что «закладывать» никого не собирается, и вообще ему все безразлично (вместо последнего слова он использовал его нецензурный эквивалент). Я взял его за шиворот, втащил в зал, усадил на скамейку и два раза ткнул его мячом по рукам со словами: «Мяч дан тебе для игры, а не для того, чтобы бросать им в учителя». В ответ я услышал: «А ты еще (далее следовала нецензурная брань) получишь». Тогда я пальцами руки толкнул его в лоб и сказал: «Думай, что говоришь». Я не заметил, что краем головы Володя задел выступ стены, у которой сидел.
По окончании урока я обратил внимание на то, что Володя держится рукой за боковую часть головы и увидел, что у него поцарапана кожа и сочится кровь. Я оказал ему медицинскую помощь и извинился перед учеником. Себя не оправдываю, считаю, что повел себя недостойно и непедагогично, о чем искренне сожалею, но действия мои были не предумышленными, а спровоцированными поступками ученика. Считаю нужным также принести свои извинения и родителям Владимира Троекурова». (С незначительными сокращениями - объяснительная учителя физкультуры)
Еще точки зрения
«Я, Троекурова О.А., мама ученика 6-го класса Троекурова Владимира, настоятельно прошу Вас разобраться с учителем физкультуры Гриневым в связи с тем, что 21.01.02 на уроке физкультуры он избил моего сына головой об стену. Этот случай зафиксирован в травмопункте и в полицейском управлении». (Заявление на имя директора школы.)
«... ударил шестиклассника Владимира с такой силой, что, по свидетельству врачей, ребенок получил поверхностную травму головы». (Из компетентного печатного источника.)
«Что такое поверхностная травма головы? Это царапина на коже» (Утверждение известного таллиннского хирурга.)
«Мы, ученики 7 «б» класса, выражаем благодарность учителю физкультуры И.П.Гриневу. Нам очень нравятся его уроки. Он нас понимает, помогает нам, относится к нам с уважением». (Из заявления на имя директора школы, всего 28 подписей.)
«Мы, учащиеся 9»а» класса, просим Вас оказать посильную помощь в защите преподавателя нашей школы Ивана Петровича Гринева. Мы считаем, что он уравновешенный, спокойный человек, всегда тактично обращается с учащимися, уделяет нам много внимания, является добрым и честным человеком. Произошедший инцидент просим рассматривать как провокацию против учителя». (Из заявления на имя директора школы, всего 20 подписей.)
«Иван Петрович - редкий учитель, таких в наше время мало. Он неравнодушен ко всему, что происходит в школе. Наш стадион - его рук дело, а раньше это было место для выгула собак со всего района. Иван Петрович всегда поможет, поймет. А этот мальчик, Володя, сам его довел: любого человека можно вывести из себя. А вы бы как поступили в такой ситуации?» (Из рассказа учеников 12»б» класса, обратившихся в редакцию.)
«На месте учителя я бы этого ученика просто убила. А потом бы отсидела, и - на свободу с чистой совестью. И на месте родителей мальчика - тоже убила бы». (Мнение незаинтересованной участницы импровизированного опроса.)
«На месте учителя я попыталась бы с этим ребенком поговорить после урока с глазу на глаз. Если, конечно, с ним есть смысл разговаривать. Но это я сейчас спокойно рассуждаю, а если бы вот так была доведена... Не знаю, боюсь, что трясла бы его до полного вытрясения сознания. А на месте родителей - добавила бы дома еще». (Мнение еще одной незаинтересованной участницы того же опроса.)
«На месте учителя я бы ему врезал так... Ох, как бы я ему врезал... А своему ребенку я бы за такое голову бы оторвал». (Еще одно мнение, теперь уже участника опроса.)
«Мы все знаем, что детей бить нельзя. Особенно учителю. Даже не знаю, что я бы сделал на его месте. Но понять учителя в принципе могу. Своего ребенка в такой ситуации тоже представить не могу. Это уже был бы не мой ребенок». (Мнение еще одного участника.)
«На месте учителя - вызвал бы полицию. Да только она, наверное, не приехала бы. Состояние аффекта, в котором, видимо, находился учитель, считается смягчающим вину обстоятельством, поэтому я в учителя камень не брошу. Детей за такие безобразия надо сразу исключать из школы. Из основной школы нельзя? Жаль. Они ведь еще и других ребят портят. Особенно, если те видят, что такие проступки оказываются безнаказанными. Если бы так поступил мой ребенок - я бы учителя не винил, а ребенка как следует наказал бы». (Еще одно мнение.)
«Меня здесь волнует вот что: а почему молчат родители других детей? Пусть учителя сейчас бесправны и в принципе ничего не могут сделать с матерящимся и распускающим руки подростком. Но есть же родительский комитет, попечительский совет... Неужели другим родителям нравится, что одноклассник их детей матерится и нападает на учителя? Дурной пример заразителен. Я считаю, что таких детей надо отправлять в Тапа, чтобы других не портили». (Еще одно мнение.)
Факты
«У мальчика дома очень тяжелое положение. Он с матерью и сестрой живет в одном из тех общежитий, которые были проданы вместе с жильцами. Теперь им грозит потеря жилья. Окружение в общежитиях - соответствующее, у нас много детей оттуда учится, дети сложные. Ребят, конечно, жалко, мы многое им прощаем, но всему есть предел. Володя не лишен способностей и мог бы хорошо учиться, если бы столько не пропускал и, наверное, мог бы себя хорошо вести, если бы мать не оправдывала его абсолютно во всем». (Из устной характеристики Владимира Троекурова, данной его классным руководителем.)
«Володя раньше учился неплохо, потом съехал так, что дальше некуда. Мать за него взялась - она вообще имеет на него очень большое влияние - и мальчик вроде бы выправился. Но это было только временное улучшение, сейчас опять дела плохи. Жестокий ребенок, часто лжет, в классе - лидер, обижает других, многие его боятся. Использует ненормативную лексику, грубит, не слушается. Пропускает много занятий и, естественно, отстает в учебе, а нагнать и не пытается». (Из сводной характеристики нескольких учителей.)
«Троекуров Владимир. В первой четверти пропущено 70 часов. Во второй четверти - 87 часов. Представлены только две медицинские справки об освобождении от занятий: с 22.11. по 03.12.01 и с 10.12. по 14.12.01, в обоснование остальных пропусков представлены только записки от матери. В текущей четверти пропущено более 50 часов без документального обоснования плюс с 01.03. по 08.03. - по справке от врача». (Из справки о посещаемости.)
«У Володи с 6 часов утра болел живот. Принял лекарство, стало легче, если заболит, просьба отпустить его домой». «Володя отравился лимонадом, всю ночь не спал, а к утру у него поднялась температура». «Отпустите Володю после урока математики, нам надо идти к врачу». «24-26 -го Володя не посещал школу по семейным обстоятельствам». «Володя вывихнул палец, пусть он на уроках сегодня не пишет». «Отпустите Володю с последнего урока, ему надо на соревнования». «Отпустите Володю после второго урока, у него сухой кашель». «Отпустите Володю с урока рисования». «Володя отсутствовал в школе по причине того, что у нас поломался замок». «Володя проспал на первый урок». (Из записок матери.)
Встреча с Вовочкой
Теперь попробуем коротко суммировать информацию. Ученик 6-го класса, регулярно грубо нарушающий закон о всеобуче, в результате своего поведения получил поверхностную травму головы. Давайте послушаем, что думает по поводу произошедшего сам мальчик - одновременно виновник и жертва происшедшего.
- Мы играли в волейбол, и мы бегали, потом меня Иван Петрович выгнал в раздевалку и кто-то стучал в дверь. Он пришел и начал орать, а потом меня в зал потащил, посадил на скамейку и по голове ударил.
- А за что он тебя выгнал?
- За то, что мы бегали.
- А в тот момент нельзя было бегать?
- Да...
- То есть тебя было за что выгонять?
- Да. Но он не имел права меня трогать, он должен был написать мне в дневник и вызвать родителей.
- А ты имел право нарушать дисциплину?
- Я считаю, что он должен был в дневник написать и маму вызвать.
- А себя ты считаешь полностью правым?
- Да. А он не имел права...
- Верно, не имел. Но речь сейчас о тебе. Это правда, что ты ругался матом?
- Нет, неправда.
- Значит, и учитель, и твои одноклассники лгут?
- Да.
- А одноклассники зачем?
- Не знаю.
- А вообще ты матом ругаешься?
- Нет.
После долгих препирательств с уличающим его классным руководителем:
- Матом-то я так не ругаюсь, в школе-то... Может, иногда на улице где бывает... Что учительница эстонского языка говорила? Что я ругаюсь? Не знаю, мне она об этом не говорила...
- Что ты теперь испытываешь по отношению к Ивану Петровичу? Чувство мести?
- Это как?
- Ну, ты хочешь, чтобы ему было плохо?
- Я хочу, чтобы все было по закону. (Из беседы корреспондента с Володей Троекуровым.)
Нет смысла приводить всю беседу целиком: она была длинной. В итоге нам удалось прийти вот к чему. Какую-то долю своей вины в случившемся Володя признает, но сразу торопливо перескакивает на «а он должен был в дневник написать». При этом выяснилось, что дневника у него при себе нет, а на то, что там бывает написано, родители реагируют вяло. Что такое закон - ребенок понимает не очень хорошо, знает только, что на «законности» настаивает его мать. При этом мальчик не осознавал, что сам регулярно нарушает закон о всеобуче (что может грозить ему и его родителям значительными неприятностями), а когда осознал, сказал, что не хочет, чтобы с ним в данной ситуации поступили по закону. То есть, как и большинство людей, закон он любит только в тех случаях, когда таковой защищает именно его интересы.
Утверждает, что на ребят, которые хорошо себя ведут, свирепые учителя не нападают, но почему - объяснить не может: непонятно ему это явление. Зла на учителя не держит, простил его или нет - еще не знает. Зато знает, что драться нехорошо, сам дрался один раз в жизни, в первом классе, самое плохое слово, которое за свою жизнь произнес, - слово «фиг». Лгут все, кроме него, и все будет так, как решила мама - что он может сделать?
«На все вопросы, не касающиеся прискорбного инцидента, реагирует достаточно живо и непосредственно, на связанные - отвечает явно заученным текстом. Разницу между «хорошо» и «плохо» понимает, но понятия эти в его представлении несколько смещены. Старается произвести благоприятное впечатление. В принципе неглупый и, наверное, незлой, но духовно и эмоционально неразвитый и, что называется, педагогически запущенный. Похоже, наученный дома тому, что цель оправдывает средства. Достаточно внушаем, явно находится под влиянием матери. Легко лжет, но так же легко в своей лжи путается». (Впечатление, произведенное Владимиром на автора данного материала.)
На настоящий момент
По словам учителей, мать и старшая сестра мальчика обратились в полицию и собираются обращаться в суд. Их цель - «уволить учителя». Что ж, они имеют формальное право обратиться к помощи закона. Я пишу «формальное» потому, что прибегнуть к нему они решили только после того, как... Но здесь предоставим слово директору школы.
«Сначала они пришли с «посредником», и мы стали пытаться как-то мирно урегулировать этот конфликт. Казалось, что урегулировали. Но это было в пятницу, а в понедельник мне позвонила сестра мальчика Ксения и потребовала, чтобы им заплатили 10 тысяч крон, тогда они не пойдут в полицию. Я отказался. Иван Петрович - очень хороший учитель, я буду защищать его до конца, но поддаваться на шантаж мы не намерены».
Естественно, захотелось задать несколько вопросов матери ребенка, драгоценная голова которого была оценена ею в такую, в общем-то, небольшую сумму. Хотелось спросить, правда ли это. Звоню матери, договариваюсь о встрече (она согласилась на место ее проведения и сама назначила время), но мать не пришла. Зато позвонила сестра Ксения, обозвала меня, извините за выражение, «овцой долбаной» и торжествующе прокричала: «Мы подаем на вашу газету в суд!». За что - не сказала, но все равно за звонок ей спасибо, потому что благодаря ему я поняла буквально следующее.
Все - ложь и клевета. Естественно, мальчик из такой интеллигентной семьи не мог плохо вести себя на уроке. Естественно, ребенок, имеющий такую культурную сестру, да еще вдобавок и Ксению, не мог выражаться нецензурно. И это я буду блеять под присягой на любом суде до полного задолбления себя и всех присутствующих.
Поднимем проблему?
В последнее время заговорили о защите прав детей. Все правильно: детей нельзя бить, унижать и обижать. А учителей можно? Можно крыть их матом, швырять в них тяжелыми предметами, угрожать? Я уже не говорю о таких мелочах, как прогулы и невыполнение домашних заданий - это вообще пустяки и дело житейское. На сегодняшний день получается так, что учитель практически беззащитен перед лицом хамства и угроз со стороны отдельно взятых учеников и их родителей.
«Тогда Смирнов выбежал из класса и что есть силы шарахнул дверью. Я догнал его в коридоре и потребовал объяснений. Он оттолкнул меня в сторону и послал по матушке: «А пошел-ка ты...» Я так и остался стоять с открытым ртом. Вечером позвонил его отцу, который сказал мне, что ему некогда ходить по школам, и чтобы мы разбирались с его сыном сами». (Из рассказа учителя английского языка.)
«Ко мне пришел отец моей ученицы и сказал, что я предвзято к ней отношусь: ставлю тройки. Разговаривал со мной очень высокомерно и под конец объявил, что если я «не исправлюсь», то он примет соответствующие меры. И недвусмысленно поиграл у меня перед носом мускулами. Я спросила: «Вы что, мне угрожаете?», на что он ответил: «А ты догадливая». (Из рассказа учительницы математики.)
«На уроке девятиклассник сказал мне буквально следующее: «Слушай, ты, отвали, а? Не то я пацанам скажу, они тебя в темном переулке встретят». (Из рассказа учительницы истории.)
«Когда после четвертого приглашения мать Андреева пришла в школу, она сказала, что мы все наговариваем на ее сына: он не станет ни драться, ни выражаться нецензурно, ни прогуливать - не так, мол, воспитан. А если я не могу справиться с ситуацией в классе, то она пожалуется на меня, и я в два счета вылечу на пенсию, благо давно уже пора. Мне 53 года». (Из рассказа классного руководителя.)
Достаточно? А то могу еще: примеров этому несть числа. Что, скажите, может сделать учитель, если ученик грубо нарушает дисциплину и ничего не боится, поскольку родители полностью на его стороне и верят только ему? Послать ученика матом в ответ (если ему так понятнее) - нельзя, ударить - нельзя, исключить из основной школы - нельзя, пожаловаться родителям на работу, как это было раньше, - нельзя. «Страшных» организаций, типа пионерской и комсомольской, у нас нет, педсоветов на каждое хулиганство не напасешься, при систематических нарушениях можно обращаться в полицию - в современный аналог комиссии по делам несовершеннолетних - но ее тоже далеко не все боятся. Потому что, по большому счету, что она может сделать? Оштрафовать родителей? Отправить горе-ученика в Тапа? Но Тапа у нас одно, и на всех его не хватит.
Только не надо говорить о том, что у хорошего учителя дети «не забалуют». Современные - забалуют, да еще как! Особенно из так называемых проблемных семей и проблемных районов. У многих из них просто нет страха (в хорошем смысле этого слова) уже потому, что они видели кое-что пострашнее рассерженной училки, у многих - нарушения психики и прочие медицинские показатели.
В том, что учитель не сдержался и толкнул мальчика - ничего хорошего нет. Учитель и сам это прекрасно осознает. Но скажите честно, многие из нас в этой ситуации сдержались бы? Макаренко пока никто не отменял, а не он ли собственноручно треснул своего воспитанника, кажется, Карабанова? А после написал об этом «Педагогическую поэму». Всякое в жизни бывает.
А уж если мы оговариваем права детей, то давайте оговорим и права учителей, а то у них пока одни обязанности.
И еще одно. Я все сижу и жду, когда начнут жаловаться на учителей родители тихих отличников или хотя бы не очень громких ударников: детей забижают! Не понимают их тонких душ, занижают оценки, хватают за шиворот... Не жалуются! Почему - мы с Вовочкой не понимаем. Дорогие друзья, многие из нас родители, но давайте посмотрим на своих детей объективно и пожалеем учителей: они тоже чьи-то дети.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee