Сегодня: 21 марта 2019 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 20:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1069

Эраст Фандорин и все-все-все

Комментарии (0)  |  03.03.2002 09:04


Эраст Фандорин и все-все-все


Борис ТУХ,


Экранизация - это всегда палка о двух концах. Натурально, коль скоро речь идет о модной и известной книге. За те почти четыре года, что минули с первого появления «Азазеля» на прилавках, сложилась целая каста поклонников Эраста Петровича Фандорина; они даже завели в Интернете сайт fandorin.ru - и бурно обмениваются мнениями о герое, об авторе, ужасно радуются, когда обнаруживают в тексте романов о Фандорине анахронизмы или просто ляпы... Словом, живут насыщенной духовной жизнью. Само собой, у каждого из них (как и у нас с вами, не так ли?) сложилось собственное представление о Фандорине. О его внешности, темпераменте, манерах и проч.
Конечно, это представление строится на портрете, нарисованном автором, писателем Борисом Акуниным, под каковым псевдонимом выступает известный филолог-японист Григорий Чхартишвили. Но и на собственном воображении читателя. А тут еще долгое время слухи ходили, будто Фандорина сыграет Олег Меньшиков. (Потом прошел слух, что Меньшиков будет режиссировать следующую серию. Насколько это вероятно, судить не берусь. Раскрутка картины велась долго - и, пожалуй что, слишком назойливо.)
40-летний Меньшиков в роли 20-летнего Фандорина - это, конечно, с самого начала выглядело невозможным. И не только потому, что актеру пришлось бы делать то, что он уже делал в «Сибирском цирюльнике». Меньшиков по своему амплуа, простите, ярко выраженный неврастеник. Персона страдательная. А Фандорин - лицо действующее. Герой в духе экшн.
Щенком сеттера, который впервые попал на охоту, называет в фильме Фандорина роковая женщина Амалия. Он - действительно щенок, непосредственный, мало осведомленный о мире и оттого энергичный и самоуверенный. Как юный д’Артаньян.
Бессмысленно гадать, насколько слово (написанный Акуниным Фандорин) соответствует слову, ставшему плотью (актеру Илье Носкову, который сыграл Фандорина в фильме). Мне, кстати, Носков понравился. Гораздо интереснее поразмыслить над тем, каково соотношение книги и фильма. (Идейное и жанровое).


Кто виноват?
Уж не пародия ли он?
А.С.Пушкин. «Евгений Онегин».

Только что заглянул на фандоринский сайт. Поклонники героя потоптались на фильме от души!
Случилось то, что должно было случиться. «Фаны» Фандорина ожидали чего-то серьезного и героического. А получили...
Наша давняя традиция: когда хотят как лучше, а получается как всегда, немедленно встает вопрос: кто виноват? Борис ли Акунин, собственноручно написавший сценарий, Александр ли Адабашьян, снявший картину. Исполнители ли главных ролей: Илья Носков, Сергей Безруков, Сергей Чонишвили. И т.д.
Между тем людям, относящимся к творчеству Акунина спокойно, фильм, как правило, нравится. Начало, конечно, кажется вялым, но его нужно перетерпеть. Точно так же, как необходимо перетерпеть первые десять-двенадцать страниц классических романов: проза, написанная в ритмах неторопливого XIX века, раздражает нас, привыкших все делать впопыхах, на ходу.
Акунин писал свой фандоринский цикл почти серьезно.
Почти - потому что со стопроцентной серьезностью заниматься сочинением костюмно-исторических остросюжетных романов более или менее разумно мыслящий человек не станет. Это - коммерческая литература. Развлекательная. Писатель честен перед читателем, если книга читается с интересом и если дотошный взгляд не очень задерживается на неизбежных в подобных случаях ошибках. Все остальное не имеет значения. Автор в описываемой эпохе не жил, скрупулезно воспроизвести ментальность людей того времени не может, и, в отличие от писателя, рисующего современность, черпает представления о предмете не из жизни, а из книг.
Адабашьян сделал для Акунина примерно то же, что сорока годами раньше западный кинематограф сделал для посредственного сочинителя Йена Флеминга. Сверхчеловеческие достоинства героя смягчил незлобивой пародией.
На экране никогда не получится то, что без особого труда получается на бумаге. Писатель может сделать своего героя неуязвимым и непобедимым; если снять это в кино, почти непременно возникнет фальшь. Зритель догадается, что идет игра в поддавки.
Остается на выбор: либо снижать героя, либо не скрывать, что его фантастические достоинства - всего-навсего условия игры. Авторы придумали эти условия - и зрителю остается только принять их. Или переключить телевизор на другую программу.
Очарование прозы Акунина - в ее интеллигентности. Bкус, батюшка, отменная манера! (А.С.Грибоедов, «Горе от ума».) Изысканная (стилизованная под XIX век!) речь. Вежливость. Благородство манер (и у положительных персонажей - благородство души). Богатый словарный запас. Это вам не какая-нибудь «Нимфоманка - рабыня крутых» постоянного автора издательства ЭКСМО-пресс Дм.Щербакова, словарный запас которого едва переваливает за тысячу слов, причем двести из них нецензурны.
Одним словом, Poccия, которую мы потеряли.
Книги Акунина предназначены вполне определенному (и не очень широкому) кругу читателей.
Мало кто помнит (а Акунин об этом и не вспоминает!), как плохо расходилось первое издание романов о Фандорине («Азазель» и «Турецкий гамбит» под одной обложкой, с вульгарным рисунком на ней - карты, кровь и что-то в том же роде).
Книги нынче дороги. В России не так дороги, как у нас, однако читатель и там не станет приобретать книгу, не глядя. Те, кто клевали на аляповатую обложку, полистав сборник, клали обратно: крутого секса и насилия нет, действие разворачивается неторопливо, сплошные диалоги... Отстой, одним словом. Тех же, кому предназначались акунинские сочинения, обложка отпугивала. И только после того, как издатель г-н Захаров сообразил одеть акунинские романы в изящный черный переплет с декадентскими офортами Макса Эрнста, Эраст Петрович Фандорин встретился со своим читателем.
Адабашьян идет тем же путем, каким шел Игорь Масленников, снимая сериал о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне. Если стилизацию, литературность, вторичность замысла невозможно скрыть, давайте ее отважно обнажать.
Поэтому граф Ипполит Зуров не скрывает своего происхождения от другого гусара, Зурина («Капитанская дочка»), а сцена карточной игры в доме Зурова заставляет вспомнить другую пушкинскую фразу: «Играли в карты у конногвардейца Нарумова». (Надеюсь, не надо напоминать, откуда это?) Тем более, что Фандорин играет в ту же самую игру, что и пушкинский Германн: фараон или штосс, где умения не требуется, нужно везение.
Говоря о роковой женщине Амалии Казимировне Бежецкой, несчастный студент Ахтырцев чуть ли не дословно цитирует Достоевского. Заграничный город, в который приезжает Фандорин, носит заимствованное из «Игрока» название Рулетенбург. (Кстати, зря: Фандорин там в рулетку не играет, и ему не представляется случая еще раз воспользоваться своим феноменальным везением.) А якобы убитая Амалия является там к Фандорину совсем как Панночка - к Хоме Бруту. (Причем кровавое пятно на теле невинно убиенной постоянно перемещается.) Брошенный злодеями в воду Фандорин спасается точь-в-точь как граф Монте-Кристо. А его таинственный шеф Бриллинг в исполнении Сергея Безрукова оборачивается то ли Андреем Мироновым в «Обыкновенном чуде», то ли Василием Ливановым в «Шерлоке Холмсе».
Ужасов и кровопролитий в «Азазеле» предостаточно. Но в кино они все не настоящие: убитые истекают клюквенным соком. Как у Блока в «Балаганчике».
Чтобы зритель окончательно врубился в невсамделишность этих ужастиков, Адабашьян вводит в картину забавную опоясывающую рифму. В самом начале фильма в сыскную полицию приносят заспиртованную человеческую руку - и юный Фандорин с ужасом глядит на это вещественное доказательство. В финале, после взрыва, камера фиксирует крупным планом оторванную женскую ручку в белой перчатке, руку фандоринской невесты Лизы. Пальчики еще шевелятся.
Девочка в поле нашла ананас - //им оказался фашистский фугас.//Стала она ананас этот есть - //ручки нашли километров за шесть.
Черный юмор нужен, чтобы снять трагизм ситуации.

Особые поручения


Никому из серьезных русских писателей дореволюционной эпохи не приходило в голову сделать положительным героем чиновника III отделения. Даже те авторы, которые сочиняли антинигилистические романы, не рискнули сделать это. В противостоянии полиция - революционеры общество держало нейтралитет.
Примерно за 20 лет до «Азазеля» Эльдар Рязанов снял блистательный телефильм «О бедном гусаре замолвите слово». Чиновник для особых поручений граф Мерзляев в исполнении Олега Басилашвили был там отъявленным мерзавцем.
Эраст Фандорин - коллега графа Мерзляева. В «Азазеле» он занимает низкую должность, но в будущем дослужится до статского советника. И станет вылавливать революционеров-бомбистов (см.«Статский советник»).
При этом Фандорин - человек благороднейший.
События последних двадцати лет в корне изменили наше отношение к революции и революционерам. Если раньше декабристы представлялись нам мучениками и страдальцами во имя народного блага, восторженными идеалистами (Ах, как славно мы умрем!), то теперь почему-то все больше вспоминается иезуитский план порешить всю императорскую семью, а затем вздернуть убийц - ради все того же общего блага. И мороз по коже пробегает. Избавь нас, Господи, от таких идеалистов, а уж от явных злодееев мы и сами избавимся!
Революционный пафос сменился охранительным пафосом.
Довели, одним словом!
Борис Акунин точно просчитал настроения, царившие в обществе, и создал светлый образ Эраста Петровича Фандорина. Служит он исключительно идее. Любая ступенька государственной лестницы может быть гнилой. Вплоть до самых верхних. (См. роман «Коронация».) Но куда хуже, если лестница обрушится, сметая и давя всех. (См. февраль - октябрь 1917 года, а также 1989-й и другие годы.)
Так вот, Эраст Петрович всегда готов самоотверженно подставить плечо этой шаткой лестнице.
В «Азазеле» противник Фандорина несколько абстрактен. Милая пожилая дама леди Эстер (Марина Неелова) ищет по всему миру талантливых сирот, воспитывает их... Выросшие дети занимают в разных странах ключевые посты, образуя нечто вроде всемирного правительства. Они могут спасти мир от войн, но могут и ввергнуть его в пропасть.
Осуществленная утопия (а замысел леди Эстер совершенно утопичен!) опасна своей непредсказуемостью. Пусть уж все останется как есть - тут, по крайней мере, все свое, родное.
Так считает Акунин.
Но за четыре года от публикации до экранизации охранительный пафос тоже поувял. По вполне понятным причинам. И Адабашьян заставляет своего героя мучиться угрызениями совести. Правильно ли он поступил, разоблачив леди Эстер? Ее эстернаты разогнаны, дети просят милостыню на улице...
Тут всплывает еще одна цитата, опять же из Достоевского. Насчет слезинки ребенка.
Акунину было проще: он точно знал, на чьей стороне находится. Адабашьян мечется - и кровавая развязка, уносящая Лизу, кажется не только местью леди Эстер, но и возмездием, которое настигло героя за то, что он своим вмешательством изменил рассчитанный ход событий. То есть слишком много взял на себя.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee