Сегодня: 12 ноября 2019 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 18:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1096

Поздно пить

Комментарии (0)  |  04.03.2002 15:20


Поздно пить

"Кофе за счет партии. Обед в буфете за собственный счет",
или Реквием по ОНПЭ

Лидер партии Виктор Андреев был в Египте и попросил Евгения Томберга огласить свое обращение к конференции. В обращении говорилось, что капитан первым покидает корабль, слагает с себя полномочия лидера партии. Вернее, приостанавливает. С этого и началась конференция ОНПЭ в субботу, 2 марта.


АЛЕКСАНДР ИКОННИКОВ


Несколько строк о любви


Когда мы с фотокорреспондентом вошли в небольшой и поэтому полный зал здания на задворках улицы Эрика, то один из сидящих неподалеку от дверей господин П., хорошо нам знакомый, не громко, но отчетливо сказал, кивнув на нас: "Во, стервятники пришли..."
Господин ошибся только дважды. Стервятники летают, а не ходят, это раз. И даже не ездят на шикарных авто, как этот господин. Второе: отсылаем господина к Ильфу и Петрову, которые назвали наше племя "гиенами пера" и "шакалами ротационных машин". Это точнее. Но слово вылетело, и вылетело оно подсознательно, а подсознание подсказало, что стервятники и гиены питаются падалью. Если углубиться в подсознание дальше по батюшке Фрейду, то данный господин, видимо, выразил мысль правильно и четко: нас пригласили, и мы пришли скорее на тризну, чем на свадьбу. Именно эта реплика уважаемого господина позволила нам верно и сразу сориентироваться в том, что будет происходить.
Чуть раньше мы прочли: "Порядок работы партийной конференции и совета уполномоченных ОНПЭ". С 13.40 до 14.00 значилось: "Кофе за счет партии. Обед в буфете за собственный счет". Бедность не порок, конечно, но большое свинство. В ходе дискуссионных выступлений многие ораторы говорили: "Партия нищая. Бизнесмены нас не спонсируют, отвернулись. Денег нет". Говорили очень честно. Какой-то грубиян крикнул: "Пускай Шер поделится!" - и обидно захохотал.
Когда автор пил кофе за счет партии, то имел краткую застольную беседу с генеральным секретарем Анатолием ЕГОРОВЫМ. После теплого рукопожатия Анатолий сообщил, что ему кто-то поставил в пику приглашение журналистов из "Эстонии". Почему-то у кого-то из партийцев сложилось впечатление о нас как о ненавистниках ОНПЭ. Одна милейшая дама потом спросила меня, почему мы ОНПЭ так не любим. И детский хирург Хомяков из Нарвы тоже сказал, что мы беспощадно нападаем и "пинаем" их партию. "Ладно, хоть ничего не перевираете", - добавил он. Спасибо.
Дамы и господа, объяснимся. Журналист не имеет права кого-то любить или ненавидеть в политико-публицистическом смысле. Любить можно женщину. Ребенка своего. Мать, отца, братьев и сестер. Но вот та, высшая любовь - к партии и ее руководителям, - какую в СССР так пропагандировали, кажется нам все-таки извращением. Ненавидеть ОНПЭ? Да в этой партии есть множество искренних и порядочных людей, которым пожать руку - большая честь. Будем считать, что мы - очень вежливые, добрые, сочувствующие чужому горю "стервятники и гиены". Мы пришли по приглашению генсека ОНПЭ, пришли, чтобы просто осветить происходящее.
ОНПЭ гордится - и по праву, - что у нее пока есть ячейки в Ида-Вирумаа, Пярну, Хаапсалу, Валга и других городах. И на конференции выяснилось, что люди на местах в обиде на свое руководство. Склоки и грызня в верхушке, тайные переговоры и подсидки в Таллинне страшно раздражают товарищей на местах. Один человек из Причудья, недавно бывший в Русской партии Эстонии, а теперь в ОНПЭ, сказал, что у него в ячейке 30 человек, и он, "ежели дык что, так создаст Русскую партию Причудья". Ну, как же не любить такую партию - ОНПЭ, - в которой есть такие колоритные личности? И другие личности есть.

О чем сыр-бор и несколько десятков цитат

Больше пяти часов сидели люди в тесном зальчике. Был только один коротенький перерывчик. Конечно, стали волноваться, повышать голоса, глушить выступающих выкриками с мест. Дискуссия шла вокруг двух вопросов: когда проводить съезд партии - весной или осенью, в канун муниципальных выборов. И - посыпать ли голову пеплом и каяться в ошибках, самоочищаться либо сказать всем: "Не дождетесь!" Тот и другой вопросы разделили делегатов почти пополам. Раскол налицо. Но - по порядку.
Выступления генерального секретаря Анатолия Егорова и Ханона Барабанера назывались "Партийной дискуссией - о проблемах и путях развития партии". Запомнившиеся цитаты хочется привести. Но хочется в последний раз напомнить и повторить: автор искренне сочувствует ОНПЭ в целом, очень жалеет ее и скорбит вместе с ней.
Егорову и Барабанеру дали по 30 минут каждому. Из егоровского получаса запомнилось следующее. "Партии необходимо всколыхнуть интерес к себе среди русского населения перед выборами". "Финансирование партии... Финансы не любят широкого обсуждения. Как профинансируем выборы, так и выиграем". "Как сказал Лев Троцкий, в политике не действуют аргументы, в ней действуют личные интересы. Но мы не должны быть троцкистами".
Комментарий. Смена руководителя партии в самый ответственный момент так всколыхнет на неделе интерес к ОНПЭ, что заколыхает всех. Да и прошлая осень с Департаментом безопасности такой интерес опять же всколыхнула, такой имидж создала ОНПЭ, что некоторое время надо бы колыхание не усугублять. Но кто-то качку любит. Настолько, что у капитана случилась морская болезнь.
Что касается Троцкого. Опять вернемся к подсознанию: правильно сказал Лев Давыдович, и совершенно правильно сослался на него Анатолий Егоров. Справедливость слов Троцкого была подтверждена Иосифом Виссарионовичем: личным ледорубом во лбу Льва Давыдовича - последним аргументом лучшего друга всех альпинистов в мире. Так что правильно Анатолий отрекся от подозрений в скрытом троцкизме.
Когда пошла речь о давней мечте - объединении всех русских партий в одну с целью получения в Рийгикогу 15-16 депутатских мест - генсек отметил, что "оптимизма нет с партнерами". Партнеров многие называли "фантомными" партиями. А какой фантом захочет связываться с тем, кто обзывается? Тем более что среди фантомов есть твердое убеждение, что реальный мир - это суеверие и никаких людей нет.
Было отмечено, что имидж ОНПЭ испортил Департамент безопасности. Упомянут был вопрос о коррупции. На первом месте - злосчастный департамент, ныне покойный. Было отмечено, что тартусцы сказали про Шера: "Он отличный журналист, но никакой - чиновник". (В перерыве один уважаемый профессиональный журналист сказал, что журналист Шер - никакой, он "спичрайтер", составитель речей для Андреева. И не более того. Не знаю, но, помнится, интервью свое Шер правил вполне профессионально, и оно было опубликовано в "Эстонии" после всех передряг с департаментом.) Еще говорилось о проверке политической благонадежности людей, вносимых в избирательные списки: они, подлецы, потом перебегают к центристам или в иные партии. Которые "фантомные". Гово-
рилось и о том, что на ОНПЭ был "наезд" и что были кадровые упущения, например, с Шером и Панченко. Опять было ощущение "машины времени": события сто лет назад были, их уже можно было обсудить и все решить 99 лет назад, а их обсуждали, словно они случились вчера. И никто не поинтересовался здоровьем Галины Панченко, никто ей не посочувствовал. Неохота такую партию "любить". Не ответит она взаимностью.
Г-н Егоров сообщил еще о наступлении на информационном фронте. В интернете открыта страничка партии с положительными материалами. Теперь, по примеру старшего брата - центристов, ОНПЭ будет адресно рассылать номера. "А то в прошлом все наши газеты оставались у активистов".
Видный теоретик партии г-н Барабанер сказал: "Мы - та сила, которая может изменить политический климат в стране. При консолидации займем 15-16 мест в парламенте. Ни один альянс без нас не сможет обойтись и не обойдется. Муниципальные выборы и выборы в Рийгикогу. НАТО и ЕС". Назвал ОНПЭ "партией государственного строительства". Выразил уверенность, что после приостановки полномочий Андреева в воз впряжется "коллективное коллегиальное руководство, как сказал, так сказать, Анатолий Егоров". Договор между ОНПЭ и центристами профессор подал как эпохальный. Полтора года назад ОНПЭ кинула Сависаара, который поверил было в эпохальность договора с ОНПЭ. И теперь они уверены, что уж их-то Сависаар не кинет и будет паинькой. Одно слово - профессор. Умный, конечно, но не Сависаар. Это очень заметно.


Борьба с бедностью


20 минут "О разработке программы борьбы с бедностью" говорил профессор Владимир Вайнгорт. Это была емкая лекция политэкономии социалистического капитализма. "В Эстонии нет среднего класса, как это было в советском обществе". Машина времени жужжала, отматывая годы назад. Менторский тон усыплял. В центре зала группы веселых делегатов уже громко острили, не обращая внимания на оратора. Микрофона по причине бедности не было. Прозвучали опять слова "коррупционер Шер". То ли в шутку, то ли всерьез, но сколько же можно клевать одного человека?
Профессор рассказал о ступенчатом подоходном налоге, об ужасающем экономическом безобразии, длящемся десять лет в Эстонии, призвал прибить богатых радикальным снижением подоходного налога. Как бороться с бедностью, профессор не сказал. Перераспределить налоги - его единственный рецепт. У Шарикова рецепт был проще и радикальнее - "все отнять да и поделить". В конце Владимир отметил: "Мы не можем создать программы борьбы с бедностью". Чего пришел, зачем на трибуну вышел, может, сказать чего хотел?..
Вайнгорт с бедностью хочет бороться так: 1 мая создать движение "Майское наступление трудящихся" и возглавить его. Потом 9 мая совместно с ветеранскими организациями наладить совместную работу с профсоюзами для проведения акций по защите работников наемного труда, написать письмо президенту и руководителям стран антигитлеровской коалиции: "Победителей фашизма душат в Эстонии нищетой" с требованиями об улучшении условий жизни пенсионеров, воевавших против гитлеризма. И бедность... сразу исчезает.


"Мочить в сортире и никакого пепла!"


Выступление оратора Алексея Семенова называлось "Борьба с дискриминацией как направление деятельности ОНПЭ". Не имею чести знать лично г-на Семенова, но так и подмывало потом подойти и спросить: "В каком полку служили?" Настолько его выступление было строевым, бравым, атакующим.
"Форс-мажорные обстоятельства, - рубил он. - Резко поменять имидж партии, стиль и манеры поведения!.. Действовать надо активно и агрессивно. Уметь давать сдачи. Даже грубо. Инициатива - это политический темперамент. Мы с Департаментом безопасности интеллигентно отмалчивались. Делами, мол, докажем. Этого мало! Пиар может быть не только белым, но и черным! (В смысле, нас поймали, а мы - свой компромат?) Кто умеет? Нужны новые люди!" Досталось за умение находить компромиссы и Андрееву, и Томбергу. Какие компромиссы - черный пиар! Замечательная цитата из Семенова: "Есть выбор между двумя альтернативами". Альтернатива - выбор между двумя возможностями. Альтернатива, г-н оратор, бывает только одна. Это так, к слову, чтобы не было выбора между шестью альтернативами.
В общем и целом смысл сводился к тому, что Шер не виноват, голову пеплом не посыпать, мы сильны и популярны, а кто не согласен - в сортир и мочить черным пиаром! Центристы - стратегические партнеры. Шашки вон, рысью - марш. Фильм "Чапаев". Казанок с картошкой опрокидывается, диспозиция ясна. "Все, что вы тут говорили, - наплевать и забыть".


А Шер подкачал...


Лейви Шер действительно подкачал. Он ходил многозначительный и молчаливый. Он походил сразу на нескольких исторических персонажей. Своей таинственностью он напомнал генерала Руцкого с одиннадцатью чемоданами компромата. Правда, был только один, и не чемодан, а дипломат. Лейви изменился даже внешне. Он много думал, работал в последнее время, переживал. Несколько похудел, сменил блескучие костюмы на скромный серый. Отрастил бородку и усы, став частично похожим на Владимира Ильича Ленина или на адмирала Питка, но без форменной фуражки, приватно.
И вот ему дают слово. 10 минут. Он восходит на броневик, простите, трибуну, и произносит спич, написаннный не для Андреева, а для себя. В принципе, это должна была быть кульминация конференции. "Партия, которая начинается с интриг, уже имеет червоточину", - сказал мозг партии. Напомнил историю давних лет с мухлежами в руководстве.
Сказал, что его департамент был самым лучшим в мире из таких департаментов. О почти полном искоренении наркомании в Таллинне. О выводе с улиц десятков тысяч подростков. Куда? Куда вы их дели?! О громадном количестве проектов интеграции, помешала которым проклятая министерша Сакс, потому что они не совпадали с государственной программой. Сказал, что гордится этими "ошибками". Тут воздух и вышел весь.


Тризна?


Только дурак на похоронах пускается в пляс. Задумка с ОНПЭ была, как всегда, прекрасной, а исполнение получилось просто плохое. Ни сапоги, ни сандалики. То им защиту русских подавай, то на соглашение с конкурентами идут, то предают Сависаара, то предают Пальтса, то снова бегут к Сависаару, считая его за "болвана" в своей игре. Не на того напали. Андреев-то поумнее всех, вместе взятых, оказался. Он оказался в Египте. И вроде вне ваших игр.
Нет, ОНПЭ - партия хорошая. Была. Она и теперь неплохая, но надолго ли? Скоро выборы - тогда и увидим. Сочувствуем, сожалеем, скорбим вместе с вами. А вы говорите - мы вас не любим.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee