Сегодня: 22 мая 2019 года
В Таллине сегодня ясно, без осадков
°C   Ветер: , м/c
Подписка на новости
Последние новости

Секреты удачного планирования бюджета
Сейчас мы уже не можем надеяться, что сможем прожить жизнь, работая на одной,...
14.08.2018 20:35

Какая ваша национальность
  • Эстонец
  • Русский
  • Украинец
  • Булорус
  • Прочие
Всего голосов: 1077

Мы будем говорить на разных языках

Комментарии (0)  |  03.02.2002 09:26


Мы будем говорить на разных языках

Непосвященному уху вряд ли что-нибудь скажет странноватая аббревиатура ИРЯП. Точно так же ничего не скажет и московский адрес Волгина, 6 (это вам не тот же номер по улице Огарева и уж тем более не Петровка, 38). Но каждый филолог, хоть раз в жизни столкнувшийся с преподаванием «русского как иностранного», прекрасно знает, что ИРЯП - это Волгина, 6, а Волгина, 6 - это ИРЯП. Наш сегодняшний собеседник - ректор Государственного института русского языка имени А.С.Пушкина, доктор педагогических наук профессор Юрий Евгеньевич ПРОХОРОВ.

Марианна ТАРАСЕНКО


ИРЯП - назовем его для начала именно так, хотя профессор Прохоров настаивает на том, что официальное сокращение вверенного ему вуза звучит как ГосИРЯ имени Пушкина (а как пишется - автору данного материала остается теряться в догодках) - недавно отметил свое 35-летие. Основное направление института - русский как иностранный. Раньше в институте создавались и учебники, но сейчас он является только учебным заведением, в котором на настоящий момент, в числе прочих, обучается и около 2 800 зарубежных слушателей. Часть из них - филологи-слависты, часть - представители иных гуманитарных профессий (например, историки и юристы), а часть - экономисты или те, чья профессия так или иначе связана с бизнесом, для развития которого желательно знание русского языка.
Ежегодно ИРЯП распахивает свои двери для представителей от 70 до 80 стран, которые учатся здесь от 4 недель до 10 месяцев. Некоторые - по системе «включенного обучения», то есть, являясь студентами других вузов, здесь они изучают не только русский, но и те дисциплины, которые пропустили на родине, а их оценки, полученные в Москве, засчитываются дома. Институт им. Пушкина имеет прямое соглашение приблизительно со 120 другими учебными заведениями. В институте есть магистратура, аспирантура и докторантура.
- Юрий Евгеньевич, но нам, филологам и бывшим «неиностранцам», больше всего знаком факультет повышения квалификации. Сохранился ли он?
- Конечно. Он работает по разным направлениям. Например, русскоязычные специалисты в области преподавания русского языка как родного или какого-либо иностранного, допустим, анлийского или немецкого, переучиваются на преподавателей русского как иностранного. Иностранцы приезжают на стажировку.
- А из бывших союзных республик приезжают?
- Из стран Балтии - всегда очень активно, теперь активизировались и страны СНГ - Украина, Белоруссия, Армения.
- А отразился ли как-нибудь на вас развал СССР? Ведь ИРЯ был, извините за выражение, одним из монстров той системы - во вверенной вам области все зависело от вас. Особенно работа за границей.
- Да, мы были головным вузом, все зарубежные поездки проходили через нас. Естественно, развал на нас отразился. В 1991-93 годах у нас были проблемы: иностранцы как огня боялись ехать в Россию, у наших не было денег... Зато теперь мы полностью загружены. В прошлом году, например, у нас было 82 страны.
- Это больше или меньше, чем раньше?
- Это так же. К нам обратились новые страны, сохранились прежние, только вот Африка откололась, но она и раньше не делала погоды. Тем более, что африканцев мы обучали бесплатно. Теперь так не получится, и у каких-то стран Африки нет денег, а у кого деньги есть (не будем указывать пальцами - М.Т.), тех мы не берем.
- Почему?
- Наркотики.
- По идее еще должны были отколоться бывшие социалистические страны: изучение русского языка теперь там не является обязательным.
- А вот они как раз не откололись. То есть попытки были, но кончилось все тем, что все к нам вернулись. Сейчас, например, у нас учатся 888 поляков, 300 из которых - из Высшей экономической школы Варшавы. Приезжают почти из всех тех же вузов, что и в советские времена. А одно время (после развала Союза), поляки решили, что они русский изучать не будут, а будут изучать английский. К ним понаехала масса англоязычных студентов-волонтеров, и тут выяснились две вещи. Первая - что мало язык знать, надо уметь его преподавать, а волонтеры этого делать не умели, или, скажем так, умели далеко не все, а вторая - что английский - не русский.
- В каком смысле?
- В том, что славянину легче изучать родственный славянский язык, а считается он тем же иностранным. Обязаловка исчезла, но это не значит, что исчез интерес к изучению русского. Просто изменилась мотивация: раньше русский язык нужно было изучать потому, что это надо, а теперь надо изучать потому, что это нужно. Возьмем, например, Венгрию. Страна неславянская, языки непохожие. Но здесь на авансцену выходит экономика. Пусть венгры любят немцев и не очень любят нас - это все эмоции, потому что немцы вряд ли будут их «Икарусы» покупать, а мы купим и еще попросим.
С исчезновением обязательного изучения русского контингент стал поменьше, но зато мотивация изучения языка повысилась. Кроме того, раньше нам наших учеников государство поставляло, а теперь мы раскрутились сами. То есть, конечно, что-то дает и Министерство образования РФ, но в основном - сами.
Открыли еще один факультет - филологический. Он работает уже третий год. Ежегодно мы набираем по пятьдесят российских студентов, которые через шесть лет обучения выйдут из наших стен магистрами.
- Через шесть?
- А что тут удивительного? Через четыре года студент получает звание бакалавра, еще через два - магистра.
- Удивительно другое. В Тартуском университете обучение русской филологии собираются свести к трем годам, рассуждая при этом, что русскому филологу абсолютно ни к чему, например, иностранная литература.
- Да? А вот мы, наоборот, открыли у себя кафедру иностранной литературы. Это наше начинание - филологический факультет - вообще для нас ново. Пришлось столкнуться с тем, с чем раньше мы не сталкивались - латынь, физкультура...
- А какова цель вашего визита в Таллинн?
- Я приехал, чтобы подписать соглашение между ИРЯ и таллиннским Международным центром социального образования - что и было сделано к взаимному удовольствию сторон - о сотрудничестве в области изучения русского языка. Это касается повышения квалификации преподавателей и будущих преподавателей, магистратуры, аспирантуры, а также использования российской системы тестирования по русскому языку. Для последнего мы готовы обеспечить выездную комиссию.
- Юрий Евгеньевич, давайте отвлечемся от собственно ИРЯ и коснемся иной темы. Около двух лет нас всех ошарашили известием о том, что грядет новая реформа русского правописания. Уже рассказывалось, что и каким образом будет упразднено - например два «н» в причастиях. Обещали, что еще к концу минувшего года этот проект должна утвердить (или не утвердить) Дума. Потом вроде бы все стихло. Так будет реформа или не будет, и каково ваше отношение к реформе правописания как к таковой?
- Когда говорили о реформе, обещали пять лет на «переходный период». Как вы это себе представляете? Вот истекли пять лет, и на следующий день студент вам отвечает и городит что-то «дореформенное». Вы его укоряете, а он вам говорит: «А что вы хотите, я это два месяца назад в учебнике читал!» То есть получится грандиознейшая путаница. А для того чтобы она не произошла, необходимо срочно переиздавать все учебники, что вряд ли возможно с экономической точки зрения: это невыгодно. Поэтому я считаю, что в ближайшее время реформы не случится. Но это я так считаю, а что уж там «думаки» решат...
Что же касается моего отношения к реформе правописания вообще, то я считаю, что ничего страшного, если проводить ее с умом, в ней нет. Может быть, действительно кое-что следует упростить. Хотя бы правописание тех же причастий.
- А как же тогда мы будем отличать человека грамотного от человека неграмотного?
- Вы искренне считаете, что неграмотному человеку, чтобы показать свою неграмотность, обязательно нужно два или одно «н» в причастиях? Неграмотный всегда найдет, где сделать ошибку. Так что отличим, не волнуйтесь.
- И еще. Не боитесь ли вы, что в связи с политическими событиями последних лет русский язык распадется на несколько «русских языков»? Один русский будет в России, другой - на Украине, третий - в Эстонии и так далее.
- Не боюсь. Что вы хотите, язык метрополии всегда будет отличаться от языка диаспор. Это объективная реальность, и тут ничего не поделаешь. Я и сейчас, читая ваши газеты на русском языке, понимаю далеко не все, а вы, приехав в Москву, тоже чего-то не поймете. Хотя язык вроде бы один. И разделение будет углубляться. Но это тема для отдельного и длинного разговора.
- А ваше отношение к некоторым странностям, которые навязывают русскому языку отдельные несознательные, теперь уже зарубежные, элементы и неграмотные российские?
- Я как говорил «на Украине», так и говорю, и если слушатель с Украины - нормальный человек, то и он, говоря по-русски, научится этому. А если он - оголтелый шовинист и для него в предлогах скрыт какой-то загадочный символ самостийности - то пусть делает как ему угодно, но только не претендует на то, что он говорит по-русски правильно. Хотя, как знать, может быть, когда-нибудь нормой станет «в Украине».
- Кстати, о тех же предлогах. Читая современную российскую литературу, постоянно сталкиваюсь с удивительным сочетанием «на фирме»: «он поехал к себе на фирму», «она работает на фирме» и так далее. Это что, уже стало нормой?
- Конечно, нет.
- А откуда взялось? От неграмотности «крутых»? Когда у нас еще не было «фирм», а были «учреждения», то в переводной литературе слово фирма встречалась с предлогом «в».
- А Бог его знает. Может быть, и от неграмотности, а может быть, когда слово вошло в наш повседневный обиход, стало неудобно произносить «в» и «ф» на стыке. Так что, не удивлюсь, если и это станет нормой. Но стоит ли из этого делать трагедию? Ничего не изменяется в латыни, а наш язык - живой, и пусть он развивается в том направлении, в котором считает нужным.

Добавить коментарий
Для того чтобы добавить комментарии Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
© 2012 Информационно-новостной портал vesti.ee